Итиль Тёмная
ЛГБТ итд.
Возможно, самый загадочный роман Уильяма Голдинга... Возможно, одно из самых необычных произведений за всю историю англоязычной литературы... История ничтожного - и великого в своем ничтожестве - человека, с поистине титанической силой пытающегося выжить на одинокой скале, где оказался в результате кораблекрушения. История души, настолько закосневшей во зле, что даже на грани небытия она не способна на раскаяние и просветление. История "жизни во имя жизни" - без смысла и света. Роман - притча. Роман - прозрение. Роман, выносящий смертный приговор двадцатому веку!

Вот даже не знаю, с чего начать.


Раскрывая аллегорический смысл романа, Голдинг писал: «Я сделал все, что мог, чтобы показать в лице Пинчера („Воришки“) самого неприятного из возможных людей. Мне хотелось посмотреть на критиков, которые заговорят о том, что „мы все такие“. Воришка всю жизнь был Воришкой. Но вот подошёл его час, и Бог призвал его к себе по имени: Кристофер».

Я не могу назвать Мартина самым неприятным из возможных людей. Да, мы действительно все примерно такие, если говорить глобально. Я бы не стала делать то, что перечислено о Мартине, но он должен олицетворять собой Алчность (грех), а на мой взгляд, до Алчности с большой буквы он не дотягивает.

Однако критики повторяют одно и то же:

Герой романа "Хапуга Мартин" - английский морской офицер Кристофер Хедли Мартин, смытый за борт с торпедированного военного корабля, - находит свое последнее прибежище на голой щербатой скале посреди океана, где, мучимый жаждой, голодом и холодом, проводит несколько страшных дней и ночей в отчаянной борьбе за выживание. В обстоятельствах куда более безнадежных, чем его далекий предшественник Робинзон Крузо, Мартин не падает духом, не опускает руки, а, как и подобает человеку разумному, пытается овладеть ситуацией - добывает моллюсков и водоросли, старается запастись дождевой водой, складывает из камней истукана, дабы привлечь внимание спасателей.

Поначалу мы восхищаемся героическими усилиями Мартина, его стойкостью и волей к жизни. Однако от страницы к странице - и чем дальше, тем радикальней - наше отношение к нему меняется. Из обрывков посещающих героя воспоминаний и болезненных видений постепенно вырисовывается портрет человека мелкого, хищного и эгоистичного, беззастенчиво попиравшего права и достоинство других. В основе всех его поступков лежит до убогости незатейливый жизненный принцип - принцип потребления, понимаемый как право сильного пожирать слабого, брать, ничего не давая взамен. Даже схватка героя со смертью, слепая, животная, яростная, свидетельствует скорее о цепкости, чем о стойкости его натуры. Его мученическая гибель в изображении автора выглядит заслуженной карой за бессмысленно прожитую жизнь, за то зло, которое он сеял вокруг себя.


У меня нет отвращения к тому, как "хапуга" жадно цепляется за жизнь. Совершенно не важно, что именно он делал в жизни - смерть на одинокой скале в море не может быть хорошим наказанием. Я не могу сказать: "Хватит уже жрать жизнь, отпусти её". Отвернуться в презрении тем более не могу.

Голдинг считает, что единственный враг человека находится в нём самом, и в "Повелители мух" это было показано прекрасно. Но здесь я не могу согласиться. У менее алчного хапуги было бы другое чистилище? Ой, не факт...

Голдинг добавлял, что его роман — притча о человеке, который лишился сначала всего, к чему так стремился в жизни, а потом «актом свободной воли принял вызов своего Бога» и вступил с ним в соперничество. «Таков обычный человек: мучимый и мучающий других, ведущий в одиночку мужественную битву против Бога», — писал автор.

Голдинг очень не любил людей.


В предисловии к бумажному изданию, которое мне дали почитать, сказано, что Мартин был тем самым офицером, который спас детей с острова. Вроде бы для Голдинга это нормально, вот так перемешивать героев.
Но я ещё проверю.


В середине чтения я пошла википедировать, что же за таинственная скала Роколл (Rockall), на которую прибило Мартина, и удивилась:

изображение


Роколл является чрезвычайно малым, необитаемым, удалённым, скалистым островком на севере Атлантического океана. Он дал название одному из морских районов. В 1956 году британский учёный Джеймс Фишер назвал остров среди «наиболее изолированных камешков в океанах мира».

Она не то чтобы маленькая: высота — 23 м, диаметр — 27 м, площадь — около 570 кв. м. Но не то чтобы это удобная скала для выживания. Как на неё забираться-то?

И чем дальше, тем изумительней. Из-за этого клочка потухшего вулкана между государствами разгораются страсти :) И кто-то на ней даже жил и даже добровольно))

Советую прочитать статью на Википедии: Роколл.

@музыка: Kasabian - Fire

@темы: читаю, Уильям Джералд Голдинг