Вопреки всему.
Подлинная история одного из самых громких судебных дел XX в. - группового убийства `Семьей` Мэнсона актрисы Шарон Тейт и ее друзей. Леденящие кровь подробности, религия и мистика, психологический портрет `калифорнийского потрошителя` и документальный отчет о судебном процессе по делу Чарли Мэнсона. Разыгравшаяся в Голливуде конца 1960-х годов трагедия, о которой идет речь в этой книге, не имеет срока давности; имена ее участников все еще на слуху, а главные действующие лица за минувшие годы приобрели статус культовых личностей.

Перевод на русский язык был издан в 2003 году, и у нас есть отдельное послесловие.

Эту книгу я должна была прочитать после того, как прочитала собственную апологию Мэнсона, которая вызвала во мне сочувствие. Потому что - несмотря на всё сочувствие - нельзя просто взять и поверить человеку, который говорит, что суд был несправедлив. Ну, в смысле, не на слово же ему верить. Я имею в виду, если ты находишься в тюрьме, то совершенно нормально утверждать, что тебя посадили несправедливо. Не сознаваться же внезапно во всём.

Чарльз Мэнсон говорил, что не являлся духовным лидером убийц, по его мнению, он мог претендовать разве что на роль лидера-авторитета (хотя бы потому, что он старше). Расистом он действительно был, и в "войну чёрных и белых" действительно вполне верил (в автобиографии об этом буквально пара фраз, без особого фанатизма). При этом, так как всю свою жизнь он провёл в тюрьме, уважения к системе, к социуму, у него не осталось. И когда его первая в жизни настоящая семья оказалась убийцами, он с самого начала знал, что его посчитают ответственным за всё, но он всё равно не пошёл против семьи. Он дал им несколько советов, но - по его словам - с самого начала предупреждал, что "только я тут ни при чём, ладно?".

И, хоть он всё равно, в любом случае, как ни крути, оставался соучастником преступления, в автобиографической версии это не очевидно.

В отличие от той апологии, Helter Skelter написан прокурором Винсентом Буглиози, представлявшим сторону обвинения. У Буглиози немало личных предположений, но по сравнению с фактическим материалом они выглядят песчинками.
Оправдывая Мэнсона, я могу понять, почему он толком себя не защищал, - он не верил системе уже давно.
Но я не могу понять многих других его действий, которые трудно списать на проявления юношеского позерства.

Кроме того, в автобиографической версии всё подавалось довольно мягко, а Буглиози заставил меня осознать, что речь, между прочим, идёт о семи доказанных убийствах [и ещё паре десятков недоказанных], совершённых с особой жестокостью. Это далеко не те преступления, которым мне хотелось бы сочувствовать.

Мэнсон, конечно, не был гипнотизёром - его семья действительно состояла из людей, которые ожесточились задолго до встречи с ним. Но - намеренно или нет - он был их лидером и помогал преступлениям, и за это должен был понести наказание. А действия тех, чьими руками были совершены убийства, только убеждают в нездоровой сектантской природе их отношений.

Сравнивая эти две версии, я так и не смогла прийти к выводу, действительно ли Мэнсон превратился в сектанта, или это был ловкий способ манипулирования людьми, или ему и правда не повезло.
Надо посмотреть документальный фильм (художественные, пожалуй, не буду), а заодно из интереса прочитать собственную книгу Мэнсона (не о преступлениях, а какую-то художественную). И песни его послушать, потому что в автобиграфии он цитирует очень мирные строки про любовь, а Буглиози говорит, что большинство его песен были про жестокость.
И, насколько я знаю, была ещё одна автобиография, на этот раз написанная самостоятельно. Учитывая название (Will you die for me?), её тоже стоит прочитать.

А эту книгу стоило читать ради фактического материала.


Кстати, по Буглиози, суд проходил справедливо, а Мэнсон во многом сам себе его испортил. И, так как Буглиози рассказывает не просто воспоминания, а опирается на стенограммы заседаний и протоколы, выглядит он намного более достоверным.

изображение

@музыка: Billy Talent - Afraid of heights

@темы: Винсент Буглиози, Курт Джентри, Чарльз Миллз Мэнсон, читаю