Вопреки всему.
Война всё спишет.

Леонид Николаевич Рабичев – известный художник, прозаик, поэт, во время войны служил офицером-связистом в составе 31-й армии, действовавшей на Центральном, 3-м Белорусском и 1-м Украинском фронтах. Воспоминания, письма Л.Н. Рабичева воссоздают эпизоды из жизни фронта и тыла, армейского быта давно прошедшего времени. Какую подготовку проходили офицерские кадры Красной армии, как они жили, любили, о чем мечтали, во что одевались и чем питались. Любая мелочь той эпохи становится необходимым звеном для понимания огромной цены, которой была оплачена наша победа. Юный лейтенант видел и сожженную, поруганную оккупантами Родину, и покоренную Германию. Он пропускал страдания людей сквозь свое горячее сердце. Это мужественная, горькая и местами шокирующая книга человека, прошедшего через самые страшные испытания, но не потерявшего способности верить, любить и созидать.

Кажется, "Война всё спишет" - это название серии.

Эту книгу мне порекомендовал Артемий Лебедев, как и "Воспоминания о войне" Николая Николаевича Никулина.
В отличие от Никулина, Рабичев словом владеет вполне сносно, а заодно ещё и пишет хорошие стихи и рассказывает о своих отношениях с Осипом и Лилей Бриками (у него вообще биография богатая).

Книга написана, как и у Никулина, поздно - и уж, конечно, в воспоминаниях что-то может искажаться, что-то забудется, что-то будет казаться более значимым, чем раньше... Но, как и у Никулина, послевоенные слова переплетаются с письмами военных времён.
Самое поразительное, что есть в книге, - изменение отношения автора к советской идеологии. До самого конца книги оно не написано прямо, а там, где встречается, выглядит, скорее, забавным:

Спустя лет двадцать я понял, что, в сущности, он был интеллигентом, а тогда он мне казался симулянтом.


Первая такая фраза была о том, что тогда я думал, что мы одна команда, и только много лет спустя прочитал, что "люди совка" - это просто винтики большой машины. Прочитав её, я подумала, что автор просто поменял одну идеологию на другую. Но всё оказалось сложнее.

На войну уходил восемнадцатилетний юноша, любящий свою страну и не знающий жизни. Он сам-то был тот ещё интеллигент, нескладный, застенчивый, кроткий. На войне он вырос, ушёл юношеский максимализм, пришёл опыт, которого лучше бы не иметь.
И я не про окружающую смерть, а про низкие человеческие поступки. Про то, что люди могут декларировать одно, а делать другое. Про то, как же мерзко смотреть на окружающих людей, чью идеологию ты, как ты был уверен, разделяешь.

Мне было 21 год, Саше — 22. Мы воевали третий год. Мы не знали, доживём ли до конца войны, мы совсем не думали об этом. Отдать жизнь за Родину, за Сталина, за свой взвод, за исполнение долга, за друга, за любимую женщину, — как это было естественно и органично для творческого человека на войне. Каким глупым ребячеством казалось всё это пьянствующим, подсиживающим друг друга, редко бывающим на передовой, купающимся в орденах и наградах развращённым штабным бюрократам, слепым исполнителям поступающих сверху приказов.

Но не все же были такие?!


И после войны он (сам тоже тот ещё интеллигент) рассорился с некоторыми своими друзьями из творческих кругов из-за своего патриотизма (который позже всё-таки исчез).
По моему отзыву можно подумать, что книга антисоветская, но это не так.

Девушки стремились на фронт из тех же патриотических побуждений, и тоже становились героинями, но далеко не все. Судя по всему, девушки (возможно, за редкими исключениями) воспринимались большинством парней только как сексуальные объекты - не полноценный человек, часть команды, а подстилка, которая ещё и может выполнять кое-какие посторонние функции. Об этом читать мерзко, хочется сразу перестать уважать мужчин.

В целом - интересно узнать что-то от первого лица.

@музыка: In Flames - Here Until Forever

@темы: читаю, Леонид Николаевич Рабичев