Trotz allem

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: читаю (список заголовков)
03:57 

Сравнительная схема кораблей из научной фантастики

Вопреки всему.
изображение

DirkLoechel наконец-то закончил работу над самой большой в истории сравнительной схемой космических кораблей из научно-фантастических произведений: художественных фильмов, сериалов и игр. Star Trek, «Звёздные войны», EVE Online и многие другие (полный список под катом). Все культовые корабли — они тут. Открывайте оригинал изображения 4268 x 5690 пикселов — и погружайтесь.

Для каждого корабля указан его флот, класс корабля и длина. На схеме удобно сравнивать разные модели между собой.

1 пиксел = 10 метров.

Кстати, есть и Международная космическая станция, в левом верхнем углу, около двух дредноутов Империи. Чтобы легче найти, автор поместил земную станцию в жёлтый прямоугольник.

Автор поясняет, что по эстетическим соображениям разместил на постере только корабли размером от 100 до 24000 метров, так что Звезда смерти и некоторые прочие не влезли. Тардис Доктора не поместился, потому что он одновременно и слишком маленький, и слишком большой.

Список произведений НФ, представленных на схеме
Mass Effect
Wing Commander
StarCraft
Star Wars (Expanded universe, G-Canon где возможно)
Star Trek (официальные цифры)
Stargate (официальные цифры)
EVE Online
Warhammer 40.000
Babylon 5
Robotech/Macross
Halo
Battlestar Galactica (обе серии)
Firefly/Serenity
Farscape
Titan A.E.
Legend of Galactic Heroes
Starship Troopers (фильм и сериал)
Aliens vs. Predator
Lexx — The Dark Zone
Red Dwarf
Event Horizon
V
The Irresponsible Captain Tyler
Martial Successor Nadesico
Space Pirate Captain Haarlock
Silent Running
Independence Day
Freespace
Dune
Transformers
Ulysses 31
Starfox
Toho Kaiju Movies
The Hithhiker's Guide To The Galaxy
Sol Bianca
Freelancer
X3
Monsters vs. Aliens
Wall-E
Dead Space
Star Citizen
Galaxy Quest
Space: Above and Beyond
BattleTech
Homeworld
Close Encounter
District 9
Avatar
и некоторые другие


@музыка: Therion – O Fortuna

@настроение: *^_^*

@темы: читаю, цитаты, созерцаю, инструкция, играю, для

04:08 

Христо Николов Кафтанджиев - Герои и Красавицы в рекламе

Вопреки всему.
Аннотация: В ваших руках - цветной блокбастер, наполненный героями, красавица и злодея, волшебными снадобья, погонами, битвами, любовью и ненавистью.
В книге собрана блестящая коллекция из более чем 200 цветных иллюстрации самой удачной рекламы в мире, полной ярких, неповторимый образов. Все изображения снабжены авторскими комментариями, раскрывающими механизмы рекламного воздействия, и художественно интерпретированы отрывками произведений Майн Рида, Джека Лондонских, Яна Флеминга и других авторов.
Издание не оставит равнодушными специалистов по рекламе, дизайну, брендингу, PR и маркетингу, художников, фотографов, психологов и социологов, а также всех, кому интересны яркие, неординарные идеи.


Говоря коротко, недостатки те же, что и в "Сексе и насилии...".
Справедливости ради, "Герои и Красавицы..." лучше "Секса и насилия". Но не потому, что книга хорошая, а потому, что в короткой форме даны основы мифотворчества. Именно про героев и красавиц тут довольно мало, название взято для красоты, да и вообще для знакомства со структурой мифов можно почитать что-нибудь другое, но для короткого знакомства эта книга подойдёт (хотя к рекламе будет иметь совсем мало отношения).

Аннотация вообще представляет собой тупо набор красивых слов: "блокбастер", "самая удачная реклама в мире", "неповторимые образы", "не оставит равнодушными".

Авторских комментариев, раскрывающих механизмы рекламного воздействия, нет. Как и в "Сексе и насилии", нет объяснения, что рекламируется, где, когда и с каким результатом.

Отдельным неприятным сюрпризом было предисловие от автора, которое практически слово в слово повторяет предисловие из "Секса и насилия". Оно, конечно, в основном состоит из общего описания: например, каковы принципы составления книги (короткие предложения, много иллюстраций). Но читать его второй раз уже неинтересно.
И вот уже второй раз натыкаюсь во введении на слова: "Главным критерием отбора реклам для публикации было их высокое качество". Я не против. Но мне бы хотелось получить критерии этого качества. А о них в обеих книгах - ни слова.

Книга разбита на тематические куски, на принципы, по которым строится миф. Отдельная речь - о волшебных предметах, отдельная - о награде героя, отдельная - об обязательном моменте восхваления героя (чтобы зритель понял, что перед нами именно герой).
Каждый тематический кусочек иллюстрируются не только рекламой, но и цитатами из книг. Я редко согласна с тем, что реклама иллюстрирует именно то, о чём говорится (чаще всего реклама иллюстрирует сразу несколько вещей; а иногда кажется вообще не связанной с текстом).

И точно так же я не всегда согласна с выбранными в качестве иллюстраций цитатами из книг (и вот тут я уже куда больше уверена, что права именно я). Например:

Волшебное средство - это наделенный сверхъестественной силой предмет, который помогает герою или злодею победить.
Согласно Проппу, волшебные предметы чрезвычайно разнообразны:
- одежда - шапки, рубашки, обувь и т. д. Такая шапка встречается в повествования о Гарри Поттере. Она помогает первокурсникам понять, в какой колледж им следует поступать.


Если брать в пример именно цикл о Гарри Поттере, то на роль волшебного предмета, который помогает победить, куда больше подходит, например, мантия-невидимка или карта Мародёров. А шляпа на эту роль подходит только тогда, когда из неё достают меч (но не тогда, когда она помогает определиться с факультетом (кстати, с факультетом, а не с колледжем)).
Так что выбор иллюстраций оставляет желать лучшего.

Книга изобилует сомнительными шуточками, которые, возможно, было бы весело слушать в живой лекции, но которые совершенно неуместны в тексте. Пошлостей тут меньше, чем в "Сексе и насилии", но тоже присутствуют. Как и стереотипные утверждения.

Стоит оговориться. Как рекламист, я, разумеется, понимаю, что реклама часто работает со стереотипами (поддерживает их или ломает, это уже не важно). Но я считаю неуместным утверждать об истинности этих стереотипов. То есть я не против упоминания стереотипов, но против такой подачи материала.

Например, можно создать (предположим, успешную) рекламу какого-либо пищевого продукта, которая будет строиться на противопоставлении ГМО-продуктам. Люди, которые верят в то, что ГМО - это зло, могут предпочесть такой товар всем остальным. Собственно, на этом и играл ярлычок "не содержит ГМО" (даже на тех продуктах, которые и не могут содержать ГМО).
На месте Кафтанджиева я бы описывала это примерно так: "Благодаря распространённому мнению, что ГМО - это зло, такая упаковка продукта вызывает больше доверия".
А Кафтанджиев говорит: "Так как ГМО - это зло, разумеется, доверять следует тому, кто уж точно не ГМО". Причём Кафтанджиев говорит об этом мимоходом, без доказательств и без заострения внимания. "Так как женщины - дуры, разумеется, на их мнение ориентироваться не стоит".

Это, к сожалению, выдуманные примеры, так как настоящих цитат из книг я не записывала (они не воспринимаются отдельными цитатами, потому что чаще всего это именно вводные конструкции, сказанные между делом). Но впечатление - уже от второй книги Кафтанджиева - осталось именно такое.

Кроме того, временами автор говорит нечто совершенно не по делу. Например, когда автор говорит о волшебных предметах, он перечисляет не только одежду (чуть выше был пример со шляпой), но и инструменты (огневой, четки, зеркала и др.). Хороший пример - волшебная палочка. В романах о Гарри Поттере волшебная палочка Волна де Морта сделана из типа, Хагрида - из дуба, а Гарри Поттера - из пера феникса.
На этом месте я делаю фейспалм, потому что палочка Гарри сделана из остролиста (уж точно не из пера). Разумеется, это может быть оговорка - со всеми бывает: сначала думал одно, в процессе изменил предложение на другое... Но я бы вообще рекомендовала остановиться после слов "хороший пример - волшебная палочка". Потому что написанное дальше - это совершенно не важно для понимания, это можно опустить.

Короче, я недовольна. Больше Кафтанджиева читать не буду и вам не советую.

изображение

@музыка: System Of A Down – P.L.U.C.K.

@темы: Христо Николов Кафтанджиев, читаю

06:51 

Лев Николаевич Толстой - Анна Каренина

Вопреки всему.
(1873—1877; журнальная публикация 1875—1877; первое книжное издание 1878)

Аннотация: "Анна Каренина", один из самых знаменитых романов Льва Толстого, начинается ставшей афоризмом фразой: "Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему". Это книга о вечных ценностях: о любви, о вере, о семье, о человеческом достоинстве.

Маленькая, но небезынтересная деталь: Анна Каренина была "не внешностью, не жизнью, но характером" абсолютно похожа на дочь Пушкина Марию. Представлять героиню стало намного проще. И ей действительно идёт чёрный, который она всегда носит.

Во время прочтения книги об этом успеваешь забыть, но "Анна Каренина" вся об этом: о том, как могут быть по-разному несчастливы разные семьи. И не то что семьи - разные люди в этих семьях. Анна Каренина появляется в повествовании одной из последних и первой исчезает, а жизнь продолжается.

В оформлении обложки моей книги была использована картина Василия Владимировича Пукирева "Неравный брак" (1862). Мне очень нравится эта картина своей неоднозначностью (этот брак неравен во всех смыслах, а не по какой-то одной причине) и многодетальностью. И видеть эту картину каждый раз перед открытием книги, несомненно, формировало отношение к прочтению.

Толстой удивительно понимает людей, описывает их мысли и стремления, раскрывает характер. Делает это настолько правдоподобно, что удивляешься отсутствию каких-либо выводов. Он просто рассказывает, как оно бывает и что там у людей внутри, но не даёт оценок, характеристик, ярлыков... И способов, "как надо", тоже не даёт. Он просто рассказывает историю жизни [не человека, а общества] во всей её полноте.

У Толстого очень хороший язык. Очень много отступлений не по делу, иногда это казалось мне нудным (например, я про людей люблю, а не про природу: поэтому Гоголя не жалую), но при этом очень меткий язык, тонко раскрывающий смыслы.

Было очень любопытно находить слова в непривычном значении. Например, "развлекаться" в значении "отвлекаться". Что-то вроде: "Она не стала смотреть в ту сторону, чтобы случайно не развлечься: нужно было ещё многое успеть".

Кроме того, было безумно интересно узнавать подробности о происходящих общественных процессах и господствующих общественных настроениях. Это интересно как с исторической точки зрения (Толстой встраивал в повествование актуальные события из газет, которые сам читал; можно даже вычислить конкретный временной период, в который происходит роман), так и с социальной.
В "Анне Карениной" есть много интересных тем: о грядущей революции, о женском вопросе, о крестьянском вопросе, о войне с турками, о семейных ценностях... Люди со времени Толстого не поменялись. Биологически точно остались те же. Но поменялось общество, и сегодня любая из этих историй сложилась бы по-другому. Когда в "Анне Карениной" обсуждается остросоциальный вопрос, в диалоге отражены все типы мнений. Но разные общества по-разному относятся к этим мнениям и к тем, кто их транслирует. И вот эту разницу (или её отсутствие) очень интересно замечать.

Что касается сюжета, то в книге, пожалуй, не нашлось человека, который бы мне понравился. Благодаря Толстому люди представлены, как они есть, то есть многогранными. Что-то нравится, что-то нет, а о каких-то потаённых мыслях и знать не хочется. Особенно у тех, которые возникают в твоей собственной голове и которые ты ото всех скрываешь, - и тут вдруг видишь написанными.
Но благодаря Толстому, в книге не нашлось и человека, который взял бы на себя роль отрицательного героя, по тем же причинам.

Нельзя винить обманутого мужа - мы достаточно хорошо знакомимся с его личностью, чтобы понимать, каково ему приходится.
Анна покончила с собой - но нельзя винить Вронского (которого в последние минуты винила она сама), напротив, мы понимаем, что по большей части Анна сама надумала себе проблемы.
Нельзя винить и Анну - она вовсе не производит впечатление глупой женщины. Она умна, образованна, приятна в общении. Когда мы знакомимся с тем, какова Анна в семейной жизни, её прежний образ - Анны из светского общества - никуда не девается. Это ведь так очевидно - в разных ситуациях и с разными людьми можно вести себя по-разному, и в этом нет лжи.

И эта черта - отсутствие поиска "настоящих" виновных - очень мне нравится. Никто не виноват. Такое общество, такие обстоятельства. Такие дела.

Только после того, как сумеешь прийти к этому выводу, можно понять эпиграф (о котором в конце книги тоже уже забываешь, конечно же, - лично я всегда забываю все эпиграфы). Мне отмщение, и Аз воздам.

@темы: Василий Владимирович Пукирев, Лев Николаевич Толстой, смотрю, читаю

08:25 

Христо Николов Кафтанджиев - Sex и насилие в рекламе (2008)

Вопреки всему.
Аннотация: Откройте для себя одну из самых больших коллекций рекламы, использующей мотивы секса и насилия. В ней свыше 800 цветных иллюстраций - мировых шедевров, созданных копирайтерами и дизайнерами многих стран мира, включая Россию, получивших призы на международных фестивалях рекламного творчества. Все изображения снабжены комментариями, объясняющими механизм рекламного воздействия, и обоснованием эффективности того или иного подхода.

Книга не оставит равнодушными тех, кому интересны яркие и дерзкие рекламные ходы: специалистов по рекламе, дизайну, брендингу, PR и маркетингу, а также художников, фотографов, психологов, социологов. Она поможет научиться подходить к рекламе креативно, используя самые действенные мотивы.


Я не могла не купить книгу, которая обещала мне "одну из самых больших коллекций рекламы, использующей мотивы секса и насилия".
И очень пожалела.

Книга довольно увесистая, а оглавление настраивает на серьёзный лад: девять глав, много подглавок. Автор, впрочем, предупреждает, что он старался составить текст максимально просто и доступно, но, тем не менее, зацените названия: "Сексуализированное маркетинговое общение как функция маркетинговых коммуникативных ситуаций" или "Коммуникативные стратегии и тактики в связи с семиотикой".
Однако эти "главы" состоят из нескольких абзацев текста, в котором максимум информации - это расшифровка таких терминов, как "семиотика", и других сложных слов. Ещё там есть шутки, гендерные стереотипы, а подглавка "Обращение к садизму и мазохизму и сексуализированные рекламы - происки дьявола" вообще полностью состоит только из цитаты из "Мастера и Маргариты".

Если очень интересно, то вот, например, пара фотографий страниц с текстом, можно почитать:

читать дальше


"Как сексуализированные рекламы зависят от рас и меньшинств" - под этим заголовком нам говорят о процентном соотношении "меньшинств" и об их покупательской способности. После этого делается вывод, что, коли уж наши покупатели относятся к другой расе, нужно показывать в рекламе и их тоже, чтобы они чувствовали, что мы обращаемся именно к ним. Это вполне логичный и правильный вывод, но здесь нет ответа на вопрос, как сексуализированные рекламы зависят от рас и меньшинств. Здесь нет так же и описания специфики построения коммуникации с разными культурными группами.

Кроме того, когда я открываю книгу о рекламе, использующей темы секса, я ожидаю увидеть там соответствующие теме описания. Однако слово "член" появляется в книге, кажется, четыре раза, примерно на 70% прочтения. Все четыре раза идут почти подряд: трижды в цитате Фрейда, и четвёртый - сразу после этой цитаты. "Влагалище" чуть позже всё-таки выходит из числа запретных слов (но тоже под конец книги). Больше вы не сможете найти даже "гениталий" - вместо этого вы узнаете, что художник изобразил "мужественную анатомическую деталь", микрофон "очень похож на кое-что другое", а компьютерная мышка "оригинально интерпретирует пикантную часть женского тела".
Я могла бы решить, что это способ избежать пошлостей, но на деле оказывается по-другому: это способ _добавить_ пошлости, потому что женщины называются в рекламе "красавицами", дети - "светловолосыми ангелами" и так далее.

изображение


Иллюстрации даны хаотично: нет объяснения, что за товар, что за марка, какая страна и регион размещения, какой канал коммуникации, какого года работа, каков результат кампании. Комментарии к иллюстрациям делают вид, что они описательные, но на самом деле автор, кажется, просто смакует некоторые подробности.

Меня удивило, что при беглом просмотре мне нигде не попалось отрицательной рецензии на эту книгу. Везде Кафтанджиева уважительно называют профессором, а его книгу - научными изысканиями.
Несмотря на то, что автор и правда профессор, научного труда у него не получилось. Как (справедливо) заметил один из рецензентов, "перед автором не стояла задача написать некий учебник". Что же, я и не требовала учебника. Но получилась развлекательная подборка, каких и в интернете полно - с тем же образовательным результатом. Тратить деньги на покупку книги совершенно не обязательно.

изображение

@музыка: Rummstein - Sonne

@темы: читаю, Христо Николов Кафтанджиев

03:50 

Александр Панчин - Апофения (2012)

Вопреки всему.
Апофени́я — переживание, заключающееся в способности видеть структуру или взаимосвязи в случайных или бессмысленных данных. Термин был введён в 1958 году немецким нейропсихологом Клаусом Конрадом, который определил его как «немотивированное видение взаимосвязей», сопровождающееся «характерным чувством неадекватной важности».
Все персонажи и ключевые события, описанные в данной новелле, являются вымышленными. Ввиду своего содержания новелла не рекомендуется никому. Данное произведение содержит материалы чувствительного характера для некоторых слоев религиозной общественности. Таким людям чтение особенно не рекомендуется.


Оригинал взят у ЖЖ-юзера scinquisitor в Апофения

Апофения - новелла в жанре антиутопия, повествующая о том, как случайности и поиск закономерностей изменили ход человеческой истории. Удастся ли героям: молодому исследователю летающих тарелок и врачу, осужденному за шарлатанство, спасти от грядущего апокалипсиса перевернутый на голову мир, в котором балом правят астрологи, экстрасенсы, колдуны, целители и гомеопаты?

Известный блогер и научный журналист Сергей Белков:

«Вредные прививки, целительная гомеопатия, божественное творение, экстрасенсы, чупакабры - никого не удивить этим в современном обществе. Эти явления стали не просто знаковыми - они с каждым днем обретают статус неприкосновенности. Сегодня ведь не принято в обществе критиковать религию, а анаферон и оциллококцинум прописывают участковые терапевты. Пусть, скажут некоторые, это не самая большая проблема. Может быть не самая. Но точно важная, как считает Алексанр Панчин в "Апофении". Я не могу с ним не согласиться.

Не пытайтесь угадать смысл новеллы по названию. Апофения - это не только про удивительное желание людей находить взаимосвязи там, где их нет. Это про неумение, нежелание замечать реальные факты там, где они есть. Это не просто сатиристическое изображение сытого и довольного общества, отказавшегося от науки. Это напоминание нам с вами, которые уже сегодня, лишенные страха перед болезнями и голодом, ищут несуществующие пятна в теории эволюции и подвергают своих детей существующей опасности, отказывая им в прививках. Нам, размышляющим про память воды и целительную силу молитв. Нам, доверяющим экстрасенсам и планирующим жизнь по гороскопу. Нам, одной ногой уже вступившим в мрачный мир Апофении».


Наконец, два года спустя, я нормально оформил и опубликовал свою новеллу. Она доступна бесплатно в разных форматах для электронных читалок по ссылке: https://www.smashwords.com/books/view/461313. Если вы уже читали ее, можно оставить отзыв. Если нет - надеюсь, что она вам понравится.

P.S. Некоторые комментарии содержат спойлеры.



и я прочитала


Apophenia_cover

@музыка: Пикник - Лишь влюблённому вампиру

@темы: читаю, Александр Юрьевич Панчин

04:03 

Оливер Вулф Сакс - Мигрень

Вопреки всему.
Аннотация: "Мигрень" - сборник "клинических" рассказов Сакса, описывающих реальные истории его пациентов. Наибольший интерес в них представляют не сугубо медицинские подробности (которых в сборнике на удивление мало), а собственные переживания пациентов - и совершенно новая концепция восприятия многих психических заболеваний, позволяющих их носителям, неизлечимым в определённой области, неожиданно раскрыть себя и добиться немалых успехов в областях иных.

Аннотация врёт во всём.
Во-первых, это не сборник рассказов (в отличие от "Человека, который принял жену за шляпу" или "Антрополога на Марсе"), а вполне связно изложенная работа по мигрени. Для удобства работа разделена на смысловые части, но "сборником" от этого быть не начинает.
Во-вторых, в "Мигрени" Сакс описывает в первую очередь не истории пациентов, а историю самой мигрени: что это такое? что о ней думали раньше? как о ней думают сейчас? какие у неё признаки, какие причины? Историй пациентов на фоне всепоглощающей мигрени довольно мало.
В-третьих, медицинских подробностей в этой работе достаточно. Как минимум здесь достаточно медицинских терминов, которые затрудняют чтение, если их не знать. У меня были большие трудности со скотомой, эритемой, плеторой и другими словами. К счастью, в конце книги есть словарик (который меня не спасал, потому что книга электронная, - но у меня есть интернет).
В-четвёртых, несмотря на то, что Сакс в двух других упомянутых книгах говорил о том, как заболевания могут не только не мешать, но даже помогать, в "Мигрени" он касается этого вопроса очень мало, совсем незначительно.

Несмотря на то, что аннотация настраивает на совершенно другие ожидания, книга превосходная. Иллюстрации познавательны. А какой слог, какой слог!

Чего только стоит романтическое описание людей "мигренозного типа", в которое входят женщины, имеющие тело с твёрдыми грудями. Обычно такие женщины хорошо одеваются и отличаются быстротой движений. У 95 процентов очень живой ум. Такие женщины очень приятны в общении... 28 процентов таких женщин - рыжие, у многих роскошные волосы. Эти женщины до старости остаются физически привлекательными. Да и вообще, у страдающих мигренью больных, не зависимо от гендерной принадлежности, присутствует тонкость и изящество... признаки, указывающие на раннее развитие интеллекта и понятливости, критического характера и самообладания. Читаешь, и прямо завидуешь, что у тебя нет мигрени (:
Это прямо как соционические попытки подогнать психотип под конституцию, после чего все хотят быть няшными субтильными бальзаками и не верят, что вон тот неприятный жирный урод - тоже бальзак.
Разумеется, Сакс иронизирует над подобными подходами, говоря, что усреднённый больной, страдающий мигренью, - это больной артериальной гипертонией перфекционист с одним втянутым соском, страдающий поливалентной аллергией, отягощённый в анамнезе морской болезнью, с вероятностью две пятых у него язва двенадцатиперстной кишки, а двоюродный брат страдает эпилепсией.

Описания больных тоже очень радуют. Например, интеллигентный, не склонный к морализаторству и суевериям мужчина (:

И, конечно, лучшие рецепты от доктора Сакса:

Подавляющее большинство мигренозных приступов — за счёт того, что они проделывают определённый цикл развития и самостоятельно разрешаются в течение нескольких часов — не требуют ничего, кроме простейших мер, способных сделать эти часы переносимыми, а именно крепкого чая (или кофе), покоя, полумрака и тишины.

[...]

В лучшей клинике мигрени из всех, какие мне приходилось видеть, страдальцев без лишних слов отводили в затемнённую комнату, укладывали в постель, давая с собой чайник с крепким чаем и пару таблеток аспирина.


Короче, от книги можно получить преогромнейшее удовольствие, но только если вас действительно интересует мигрень. Во всех остальных случаях, подозреваю, книга будет всё-таки перенасыщена терминами и недостаточно динамична (всё-таки не художественный рассказ): процитированные мной кусочки встречаются далеко не на каждом шагу.

изображение

@музыка: Пикник - Королевство кривых

@темы: читаю, Оливер Вулф Сакс

06:23 

Оливер Вулф Сакс - Антрополог на Марсе (1995)

Вопреки всему.
Аннотация: Оливер Сакс - известный британский нейропсихолог, автор ряда популярных книг, переведённых на двадцать языков, две из которых - "Человек, который принял жену за шляпу" и "Антрополог на Марсе" - стали международными бестселлерами. "Антрополог на Марсе" - книга, написанная Саксом в 1995 году, - это семь живо и интересно рассказанных реальных историй пациентов, пытающихся побороть серьёзные нарушения психики и найти своё место в окружающем мире - и добившихся успеха.

Сакс всегда очень интересно описывает пациентов и умудряется относиться к ним одновременно и как нейропсихолог, и как человек. Он рассматривает отклонения от среднего показателя не как что-то, что непременно нужно убрать, а как немного другую форму мышления, жизни, взгляда - чего угодно, с чем тоже можно жить (просто немного иначе). Поэтому читать его весьма увлекательно.

Семь историй. Художник с цветовой слепотой. "Последний хиппи", застрявший в начале 70-х и живущий только сегодняшним днём. Хирург с синдромом Туретта (разнообразными тиками). Пожилой мужчина, который потерял зрение в детстве, и вдруг снова его обрёл. Художник с необычайно яркими воспоминаниями - вплоть до каждой травинки, - которые ограничиваются только одним городом. История об идиоте-саванте, умственно отсталом вундеркинде. Встреча с аутистом Темпл Грандин. И каждая история дополняется ещё несколькими историями, воспоминаниями, выдержками, примерами и деталями (например, как видят слепые или зарисовка про целую семью аутистов).
Это не развлекательная книга, но чрезвычайно увлекательная. Как и другие его книги, она напоминает о том, что любые проявления нашей личности могут зависеть от наших анатомических, физиологических, генетических - измеримых параметров, а любые проявления нашего самочувствия, в свою очередь, могут зависеть от индивидуальных свойств нашей личности, неосязаемых, духовных качеств.

[Когда он стал писать про Темпл Грандин, возникло странное ощущение (: Я знаю её (если, конечно, уместно говорить в таких случаях "знаю"), как умного, самостоятельно и хорошо приспособившегося человека. И очень странно читать отстранённый "врачебный" взгляд на неё: почему она ведёт себя именно так, а не иначе, что она "на самом деле" чувствует и так далее.]

изображение


"Антрополог на Марсе" - это выражение Темпл. Так, она сказала, она чувствует себя в мире нормальных людей.

@музыка: Helloween - I want out

@темы: читаю, Оливер Вулф Сакс

04:28 

Мичио Каку - Физика будущего (2012)

Вопреки всему.
Аннотация: Кому как не ученым-физикам рассуждать о том, что будет представлять собой мир в 2100 году? Как одним усилием воли будут управляться компьютеры, как силой мысли человек сможет двигать предметы, как мы будем подключаться к мировому информационному полю? Возможно ли это? Оказывается, возможно и не такое. Искусственные органы; парящие в воздухе автомобили; невероятная продолжительность жизни и молодости — все эти чудеса не фантастика, а научно обоснованные прогнозы серьёзных ученых, интервью с которыми обобщил в своей книге Мичио Каку.

Предсказание развития человечества на 100 лет вперёд на основании сегодняшних векторов развития науки.
Стиль Мичио Каку довольно наивный, он начинает книгу с того, как в детстве строил ускоритель частиц, время от времени рассказывает восторженно, как он лично пробовал МРТ и своими глазами видел нанороботиков.

Время от времени автор неожиданно начинает рассказывать об отвлечённых вещах и тут же перестаёт:

Богам источником энергии служили звёзды. Когда Аполлон проезжал по небу в колеснице, запряжённой четвёркой огнедышащих коней, небеса и землю заливала бесконечная мощь Солнца. Соперничать с Аполлоном в могуществе способен был только сам Зевс. Однажды Семела, одна из многочисленных смертных возлюбленных Зевса, умолила Отца богов показаться ей в истинном своём виде. Зевс неохотно согласился. Слепящая вспышка космической энергии испепелила несчастную женщину.
Уже в этом столетии человек обуздает энергию звёзд - источник богов. В ближайшей перспективе это означает начало эры солнечной и водородной энергии в противовес энергии сжигания ископаемого топлива.


А время от времени шутит: Но до сих пор все попытки обуздать эту космическую мощь терпели неудачу. Оказалось, что нагреть водород до десятков миллионов градусов, при которых протоны начнут объединяться в ядра гелия и выделять энергию, крайне трудно.

Книга не художественная, она не из тех, где зачитываешься и погружаешься в сюжет, не в силах оторваться. Но написана она очень простым языком и вполне доставляет удовольствие воображению. Некоторые несовременности (мир развивается быстро) и неточности отлично компенсируются сносками от переводчика.

изображение

@музыка: Lacrimosa - Vankina

@темы: Мичио Каку, читаю

05:08 

Светлана Монахова - Социальная реклама (2011)

Вопреки всему.
Введение: Социально-экономические преобразования, происходящие в России, привели к радикальным переменам в жизнедеятельности общества, к трансформации социальной системы и, в частности, многих социальных связей. Как следствие этого, произошло разрушение традиций, которое повлекло за собой разрушение моральных норм, а также национальной культуры.
Таким образом, восстановление общественных связей в данный момент становится актуальной проблемой общества, а, следовательно, большое значение приобретают новые методы, помощью которых пользуются общество и социальные институты, стремясь обеспечить как гомеостазис общества, так и личностное равновесие.

К таким методам относится социальная реклама, поскольку помимо информационной функции, она имеет адаптивную и воспитательную функции. К тому же эмоциональная насыщенность позволяет быстро и корректно включать индивида в систему социальных отношений и связей, поэтому роль социальной рекламы в вопросе формирования механизмов социальной защиты за последнее время значительно возросла.

Игнорирование социальной рекламы как одного из способов работы с общественным мнением, ее воспитательной и адаптивной функций, сказывается на эффективности деятельности социальных служб. В связи с этим уже сейчас многие учреждения социальной службы обращаются к социальной рекламе, понимая ее актуальность.
Социальная реклама может и должна рассматриваться как один из методов социальных служб. Поскольку социальная реклама - одна из составляющих PR, есть смысл рассматривать ее не как отдельно существующий феномен, а в рамках общей системы связей с общественностью.
Социальная реклама несет в себе информацию, представленную в сжатой, художественно выраженной форме. Она способна доводить до сознания и внимания людей наиболее важные факты и сведения о существующих в обществе проблемах. Она обращена ко всем и к каждому. Возможности такой рекламы широки, а результаты рекламной деятельности могут быть благотворными. Поэтому социальную рекламу вполне можно использовать как инструмент вовлечения общества в социальные процессы. В связи с этим интерес к социальной рекламе достаточно велик.

О социальной рекламе в последнее время стали говорить все больше и больше. С одной стороны, это связано с экономическим кризисом, захватившим мир, с другой – с тем, что государство и сами люди действительно стали задумываться о необходимости оздоровления общества и воспитании будущего поколения.



Короткий обзор общего состояния социальной рекламы: кем создаётся, как регулируется, какие темы затрагивает и какие цели имеет. Разумеется, есть поддержка мнения о том, что она не должна быть шокирующей. Есть хорошие примеры (хотя на сегодняшний день уже старые).

Проведенное мной исследование доказало значимость социальной рекламы в современной России. Уникальность работы заключается в собранной в ней информации о дальнейшем развитии социальной рекламы в России. Показаны примеры эффективной и качественной социальной рекламы, собран российский опыт социальной рекламы в период 2009-2010 годов.
Данная работа может использоваться как просто людьми, интересующимися социальной рекламой, так и организациями ее создающими. Работа базируется на актуальный источниках (2009-2010) года, поэтому может случить как вторичный источник информации для маркетинговых исследований в области социальной рекламы. Работа так же может использоваться преподавателями в качестве пособия для студентов, обучающихся по специальностям «Связи с общественностью», «Реклама», «Маркетинг».


Ну, про "доказало значимость" - это она преувеличила, конечно, на самом деле такой вопрос и не особо ставился. А вот за собранные примеры и несколько дельных мыслей (и вообще довольно внятное изложение) спасибо.
И антиспасибо за первый абзац введения.
Без особой необходимости читать не стоит. В принципе, это уже по введению понятно. Я-то об этом пишу, чтобы потом суметь понять, что за файл у меня лежит и зачем (а вовсе не для вас). Хотя если вам есть, что сказать о состоянии и развитии социальной рекламы в России - я всегда за.

@музыка: Bob Marley - Looking in your big brown eyes

@темы: Светлана Монахова, для, читаю

10:11 

Ю. В. Пакалина - Российская реклама: проблема социальной ответственности (2013)

Вопреки всему.
Моя курсовая в этом году будет очень теоретическая, я буду описывать социальную рекламу, как это всё происходит в нашей замечательной стране (и немного о том, как это происходит в других странах). Какие темы затрагиваются, какие проблемы с её созданием-размещением, кто за всё в ответе и так далее. В конце, разумеется, расскажу, в каком направлении ей стоит развиваться (а развиваться всегда есть куда).

Вообще-то я не очень люблю такие работы, я люблю какие-нибудь задачи. Поставить себе глобальную проблему и решить её (:
Но эта работа планируется как составная часть моего будущего диплома. Я не очень хорошо представляю, как следует писать диплом, я курсовые-то пишу почти по наитию. Поэтому нужно над ней постараться.

Однако вместо того, чтобы плотно заняться курсовой, я нашла чужую дипломную работу на тему "Российская реклама: проблема социальной ответственности" и стала её читать. Потому что моё "Саморегулирование в сфере рекламы: этический аспект" очень уж на это похоже, а значит, тут могут быть интересные мысли, исследования, источники и выводы.

Актуальность, объект, предмет, цели и задачи

Написала студентка кафедры интегрированных коммуникаций факультета прикладной политологии высшей школы экономики Национального исследовательского университета (г. Москва).
Интересные источники тут и правда есть, исследования (источники на них) - тоже, а мысли и выводы вполне ожидаемы. Даже удивительно становится, когда видишь, как другой человек в своей отдельной, совершенно самостоятельной работе использовал примерно те же аргументы. Мы даже таблицы рисовали схожие, только я - о том, какие проблемы несёт отсутствие саморегулирования для всех участников рекламного процесса, а она - о том, какие выгоды (:
Вообще, чтение диплома - это чтение всего хода мыслей. Очень интересно сравнивать, как два совершенно разных человека подходят к одному и тому же вопросу. То есть не просто какие-то заключения, а именно доказательства, аргументы, с самого начала и до самого конца.

Курсовая моя была в позапрошлом году, а её диплом - в прошлом (ну, и я была второкурсница, а она дипломница). Я рада, а то если бы я раньше это нашла, курсовую бы не хотелось писать (:

@музыка: Bjork - Mutual core

@темы: читаю, для, Ю. В. Пакалина

08:15 

Нравственность капитализма под редакцией Тома Дж. Палмера (2012)

Вопреки всему.
Нравственность капитализма. То, о чём вы не услышите от преподавателей

Аннотация: Погоня за прибылью, алчность, эгоизм, насилие — для многих сегодня капитализм связан с несправедливостью и безнравственностью, имущественным расслоением, нивелированием культурных различий и прочими негативными сторонами жизни современного общества. Однако антикапиталистическая риторика не выдерживает столкновения с логикой и фактами: свобода, сотрудничество, предприимчивость, инновации, частная инициатива, забота о потребителе, индивидуализм, равные права и равные возможности — все эти ценности капитализма не имеют ничего общего с тем, что обычно вменяют ему в вину.

Я убеждена, что я капиталист, с детства. Подобно другим категориям, к которым люди любят себя причислять, это слово в устах разных людей может означать довольно разные ценности и мировоззрения. Большинство капиталистов, что я видела, склонны причислять меня, скорее, к социалистам (а социалисты тоже не принимают меня). Истина, разумеется, где-то посередине. Но эта книга - сборник статей - довольно хорошо отражает моё мнение о капитализме.

Авторы, чьи эссе публикуются в настоящем сборнике, представляют разные страны, культуры, профессии и научные специальности. Каждый из них по-своему анализирует вопрос о нравственных корнях рыночного обмена и о том, как рынок стимулирует нравственность. Это разные работы - некоторые довольно коротки, другие более объёмисты; некоторые написаны в популярной форме, другие - в научной. Книга включает две статьи, прежде не публиковавшиеся на английском: специально для неё они переведены с китайского и русского. СРеди авторов - два лауреата Нобелевской премии (по литературе и экономике), в сборник вошло также интервью с успешным предпринимателем, сторонником, как он выражается, "сознательного капитализма". В статьях представлена не вся совокупность доводов в пользу рыночного капитализма, но они могут служить введением в весьма обширный круг соответствующей литературы.

Часто люди отвергают противоположные идеи просто потому, что они им не нравятся ("не читал, но осуждаю"). Том Палмер говорит, что "серьёзным людям так поступать не пристало", и советует не делать так, а всегда всерьёз обдумывать слова своих оппонентов, как делает и он сам. Это дополнительно стимулировало меня к прочтению: люблю взвешенное и спокойное изложение мыслей.

Так как это сборник статей, написанных разными людьми, я не могу согласиться с каждым словом книги. Есть места, вызывающие моё сомнение, пусть даже иррациональное. Есть места, которые мне трудно принимать. С идеями расставаться нелегко. Даже с теми, , неосуществимость которых известна заранее: неприятно напоминать себе об этой мысли. Например, у меня возникли неожиданные трудности со следующим кусочком предисловия:

В нашем обществе есть и откровенные циники, и те, кто презирает социум за то, что он, по их мнению, ставит на первое место деньги. Они считают, что жизнь богачей безбедна, что богатые ставят себя выше общества, а бедняки страдают ради человечества. Они убеждены, что деньги портят отношения между людьми. В результате эти люди стремятся создать общество, основанное на взаимных услугах, в котором о деньгах и ценах никто даже не заикается. В таком обществе крестьяне должны обрабатывать землю, не думая о вознаграждении за свой труд, ткачи - также безвозмездно изготавливать ткани, парикмахеры - бесплатно стричь людей и так далее. Возможно ли на практике подобное идеальное общество?

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо обратиться к экономической теории расщепления ресурсов, на какое-то время отклонившись от нашей непосредственной темы. Для наглядности начнём с мысленного эксперимента. Возьмём парикмахера. Обычно люди стригут волосы раз в три-четыре недели, но если услуги парикмахера станут бесплатными, они, возможно, станут это делать раз в неделю. Плата за стрижку позволяет более рационально использовать труд парикмахера. В условиях рынка доля трудозатрат общества на стрижку волос определяется ценой на эти услуги. Если государство искусственно занижает эту цену, число желающих постричься возрастёт и, следовательно, обществу требуется больше парикмахеров. Соответственно, при константной величине трудовых ресурсов, в других профессиях возникает дефицит рабочих рук. Естественно, сказанное относится не только к профессии парикмахера, но и к любому роду занятий.

А были кусочки, пересказывающие идеи Рэнд из "Апологии капитализма", но более интеллектуальным языком. Благодаря им я поняла, что именно хотела сказать Рэнд (но у неё, на мой взгляд, не получилось), но более терпимой к этим идеям не стала:

Права на социальное обеспечение, напротив, представляют собой права пользования определёнными благами независимо от действий индивида: если вы не можете заработать эти блага, вы имеете право на получение их от других. Соответственно, они возлагают на других "положительные" обязанности. Если я имею право на продукты питания, кто-то обязан их вырастить. Если я не могу заплатить за них, кто-то обязан приобрести их для меня. Сторонники социальной поддержки порой утверждают, что эти обязанности ложатся на общество в целом, а не на конкретных индивидов. Но общество не существует отдельно от его членов, и уж тем более не несёт моральных обязательство отдельно от них, поэтому все подобные обязательства ложатся на нас. К примеру, если права на соцобеспечение обеспечиваются государством, соответствующие обязанности распространяются на всех налогоплательщиков.

Таким образом, с этической точки зрения суть концепции всеобщего соцобеспечения состоит в том, что потребности одного становятся обязанностями для других. Эти обязанности могут распространяться только на жителей одного городка или всей страны. Они не касаются всего человечества. Но во всех вариантах этой доктрины ваши обязанности не зависят от личного знакомства с тем, кому вы помогаете, или вашего желания ему помочь, или вашей убежденности в том, что он заслуживает помощи. Это обязанность не по вашему выбору, а по факту существования у него определенных потребностей.

Этим, однако, наш анализ не исчерпывается. Если я живу на необитаемом острове, у меня, естественно, нет прав на социальную поддержку, поскольку некому предоставить мне соответствующие блага. По той же причине, если я живу в первобытном обществе, не имеющем понятия о медицине, у меня нет права на здравоохранение. Содержание прав на соцобеспечение связано с уровнем экономического благосостояния и производственных возможностей общества. Соответственно, обязанность людей удовлетворять потребности других зависит от их способности это делать. Меня как индивида нельзя винить в том, что я не обеспечил других тем, что я не могу произвести для себя.

Но если я могу это произвести, но просто не хочу? Допустим, я в состоянии зарабатывать гораздо больше, чем зарабатываю, и налоги с этих доходов могли бы прокормить голодающего. Обязан ли я работать больше, зарабатывая деньги для этого человека? Не знаю ни одного философа из числа сторонников концепции всеобщего благосостояния, который ответил бы на этот вопрос утвердительно. Моя нравственная обязанность, обусловленная потребностями другого, зависит не только от моей способности, но и от желания производить необходимые ему блага.

Это позволяет сделать важные выводы об этической направленности концепции социального обеспечения. Она не предусматривает обязанности удовлетворять потребности людей и уж тем более добиваться в этом успеха. Обязанность носит обусловленный характер: те, кто умеет создавать богатство, могут заниматься этим лишь в том случае, если другим будет позволено получить его долю. Цель здесь — не столько помочь нуждающимся, сколько связать по рукам и ногам способных людей. Косвенно речь идет о том, что способности и инициативность человека представляют собой общественное достояние, и он может их реализовать лишь при том условии, что они направлены на службу другим.

Я придерживаюсь мнения, что социальное обеспечение необходимо. Примерно так же, как несбрасывание больных мальчиков со скалы во младенчестве, - из принципов гуманизма. Если я не сбрасываю инвалидов со скалы, то я их обеспечиваю, это правильно.
Поддерживать тех, кто считает, что нужно сбрасывать, я не буду. Польза обществу - особенно современному - всё меньше и меньше зависит от количества рук и ног. Что касается тех, кто имеет умственную неполноценность вплоть до того, что не может быть признан человеком, сбрасывать их - также плохое решение, не способствующее открытиям медицины в этой области.
Так как все авторы признают, что капитализм - это жизнь в условиях постоянной негарантированности будущего (ты не можешь предсказать, в какой момент твоя политика станет менее успешной). я считаю правильным поддерживать тех, у кого не получается или перестало получаться предсказывать эти результаты. Разумеется, пособие не будет большим - в основном во избежание тунеядства среди тех, кто может работать, но не хочет. Разумеется, трудно определить _достаточность_ пособия. Но оно необходимо, потому что никто из нас не знает, в какой ситуации окажется.

Но таких моментов по всей книги - очень мало (и, кажется, все они относятся к одному автору). В остальном - прекрасный сборник статей, объясняющий мои ценности: индивидуальная свобода и верховенство закона, которые приводят к разнообразию и повышению уровня жизни.

@музыка: Rage - Kill your gods

@темы: читаю, Том Дж. Палмер

06:15 

Марио Варгас Льоса — Культура свободы (2000-2001?)

Вопреки всему.
Наиболее эффективные нападки на глобализацию, как правило, связаны не с экономической тематикой, а с социальными, этическими и прежде всего культурными вопросами. Эти аргументы звучали во время беспорядков в Сиэтле в 1999 году, отдавались этом в Давосе, Бангкоке и Праге. Вот их суть: стирание национальных границ и формирование мира, взаимосвязанного через рынки, нанесёт смертельный удар региональным и национальным культурам, а также традициям, обычаям, мифам и нравам, определяющим культурную идентичность каждой страны или региона. Поскольку большинство стран мира не способно сопротивляться вторжению культурных продуктов из развитых стран, а точнее, из единственной сверхдержавы — Соединённых Штатов, неизбежно следующих в хвосте у гигантских транснациональных корпораций, им в конечном итоге будет навязана североамериканская культура, нивелирующая мир и вытаптывающая пышную «поросль» культурного многообразия. Так все другие народы, а не только малочисленные и слабые, утратят свою идентичность, свою душу, и будут низведены до колониальных подданных образца XXI века — зомби или карикатурных подражаний культурным нормам неоимпериализма, который будет не только править миром за счёт капитала, военной мощи и научных знаний, но и навяжет другим свой язык, образ мысли, убеждения, наслаждения и мечты.

Эта антиутопия, кошмарная картина мира, теряющего из-за глобализации своё культурное многообразие, «экспроприированного» в культурном плане Соединёнными Штатами, — удел не только левых политиков, ностальгирующих по Марксу, Мао или Че Геваре. Подобная обвинительная истерия, порождённая ненавистью и злобой по отношению к североамериканскому гиганту, проявляется и в развитых странах, среди культурных народов, во всех политических кругах — левых, правых, центристских.

Особенно вопиющий характер она носит во Франции, где государство то и дело разворачивает кампании в защиту французского «культурного своеобразия», которому будто бы угрожает глобализация. Множество интеллектуалов и политиков выражают тревогу в связи с тем, что страну, породившую Монтеня, Декарта, Расина и Мольера, давно уже ставшую законодательницей мод в одежде, мысли, искусстве, кулинарии и всех духовных сферах, могут завоевать «Макдоналдс», «Пицца Хат», «Кентукки Фрайд Чикен», рок, рэп, голливудские фильмы, джинсы, кроссовки и футболки. Результатом этого страха стало, например, щедрое субсидирование французскими властями отечественной киноиндустрии и требования введения квот, предписывающих кинотеатрам показывать определённое количество французских фильмов и ограничивающих импорт американской кинопродукции. Подобные опасения также побуждают муниципальные органы издавать грозные постановления, устанавливающие высокие штрафы за рекламные объявления, в которых язык Мольера «загрязняется» англицизмами. (Впрочем, гуляя по Парижу, любой может убедиться, что этим предписаниям никто особенно не следует.) По этой причине Жозе Бове, фермер и самозваный борец против la malbouffe («гадкой пищи»), стал во Франции настоящим народным героем. (Теперь, когда его осудили на три месяца тюрьмы, популярность Бове, скорее всего, только усилилась.)

читать дальше

Цит. по: Том Дж. Палмер — Нравственность капитализма. То, о чём вы не услышите от преподавателей

@музыка: Rage - Carved in stone

@настроение: Ссылок хотелось раз в пять больше расставить, но неудобно искать. Может, буду дополнять. Можете помогать, если симпатизируете логике

@темы: читаю, цитаты, Марио Варгас Льоса

13:14 

Николай Николаевич Никулин - Воспоминания о войне (1975)

Вопреки всему.
Аннотация: Рукопись этой книги более 30 лет пролежала в столе автора, который не предполагал её публиковать. Попав прямо со школьной скамьи на самые кровавые участки Ленинградского и Волховского фронтов и дойдя вплоть до Берлина, он чудом остался жив. "Воспоминания о войне" - попытка освободиться от гнетущих воспоминаний. Читатель не найдёт здесь ни бодрых, ура-патриотических описаний боёв, ни лёгкого чтива. Расскаж выдержан в духе жёсткой окопной правды. Книга рассчитана на широкий круг читателей, интересующихся историей страны.

"Широкий круг читателей" начинает меня раздражать. Этакое решение для себя: отношусь ли я к этому "широкому кругу" или же я из более узких кругов?
Год я пишу 1975, хотя опубликована книга была только в 2007 году.

Артемий Лебедев столько раз упомянул эту книгу, что я уже не могла её игнорировать. Он подавал её, как негероические воспоминания о Второй мировой войне, как воспоминания без идейной пропаганды. И я соглашусь: такие непосредственные воспоминания о любых войнах очень важны, чтобы отбить желание начинать какие-либо новые.

Будничным тоном Н. Н. Никулин рассказывает обо всяких мерзостях. Иногда прерывается для того, чтобы воскликнуть, как же это всё ужасно, но если отделять для себя "того, описываемого Никулина" и "этого, пишущего" (тридцать лет всё-таки прошло), то восклицания не очень-то мешают.

Байки рассказывает, анекдоты. Даже говорит, что когда перечитал рукопись (уже в 2007), был удивлён, как мягко у него получилось написать. "Ужасы войны в ней сглажены, наиболее чудовищные эпизоды просто не упомянуты. Многое выглядит гораздо более мирно, чем в 1941 - 1945 годах. Сейчас я написал бы эти воспоминания совершенно иначе, ничем не сдерживая себя, безжалостней и правдивей, то есть, так как было на самом деле. В 1975 году страх смягчал моё перо. Воспитанный советской военной дисциплиной, которая за каждое лишнее слово карала незамедлительно, безжалостно и сурово, я сознательно и неосознанно ограничивал себя. Так, наверное, всегда бывало в прошлом. Сразу после войн правду писать было нельзя, потом она забывалась, и участники сражений уходили в небытие. Оставалась одна романтика, и новые поколения начинали всё сначала..." Но, думаю, хорошо, что он писал не в 2007, потому что чем дальше, тем больше от войны остаётся не реальных воспоминаний, а только кристаллов из них.

Не согласна я с ним и в его восхвалении ценности человеческой жизни. Есть такая вещь, как необходимость, и я её принимаю. Иногда бывает нужно перебить кучу народа. Разумеется, это отвратительно. Просто по-другому нельзя.

В остальном чтиво не сказать, чтобы увлекательное: всё-таки искусствовед, тонкая душа, рассказывает истории, "чем-то напоминающие новеллы Боккаччо" (это меня особенно умилило: история была о случайной сексуальной связи (не автора), когда двое даже имени друг друга не узнали, - этакая попытка порадоваться "во время чумы") - получается довольно нудно.
Противоречит себе в разных кусочках воспоминаний: то у него немцы не совершали подлостей, то совершали... Противоречит не намеренно: просто каждый кусочек он рассказывает, как нечто абсолютное. Вот и получается, что в одном месте он говорит "сволочи", в другом - "культурные люди" на одних и тех же людей.
То же и с описанием военных действий: то он говорит, что у нас ничего продумать не могут, то (когда наши начинают побеждать) - что у нас всё очень хорошо продумано. Это не противоречия, это просто разные кусочки. Все люди так делают. Вот, например, я сейчас, когда говорю "все люди".

Хорошо написал someonecurious в посте Понемногу обо всём. С божьей помощью, ссылку на который мне дал Малюта (спасибо ему огромное).
Акценты я бы, всё-таки, по-другому расставила: я бы не нападала на либидо автора (не считаю, что с ним что-то не так), а также мне не показалось, что автор разрешил публикацию книги из тщеславия (я верю, что он просто не смог отказаться). Но пост хороший.

Если вам не нравится читать эту книгу только потому, что это "непатриотично", вы совершенно не правы. В "Воспоминаниях о войне" нет ничего патриотичного или непатриотичного для современного гражданина бывшего СССР. Это просто воспоминания, расслабьтесь.

Историческая точность книги стремится к нулю, если вы хотите при её помощи проанализировать причины наших побед и поражений (и ещё побед). Особенно не стоит слушать личное мнение автора: хоть он и опирался на собственные полевые заметки, книгу он написал всё-таки через три десятка лет после окончания войны. И не стоит слушать, когда автор начинает теоретизировать и разглагольствовать о нравственности.
Однако самим воспоминаниям, рассказам о событиях, происходивших непосредственно с Николаем Николаевичем, думаю, стоит верить. Это именно то, ради чего я читала эту книгу.

изображение

@темы: читаю, Николай Николаевич Никулин

04:32 

«Путеводитель по Владивостоку на 1920-й год» под общей редакцией Э. А. Лабербиса

Вопреки всему.
26.06.2014 в 11:24
Пишет -юКа-:

то, чем невозможно не поделиться.
«Путеводитель по Владивостоку на 1920-й год» (под общей редакцией Э. А. Лабербиса, Владивосток, типография товарищества издателей «Свободная Россия», 1920) содержит огромное количество рекламы, адресный справочник, календарь и несколько вполне полезных текстов, один из которых – «Владивосток (исторический очерк)».


Важно: я намеренно оставила стиль и запятые в первозданном состоянии, изменив только орфографию.

60 лет в 3,5k слов


URL записи


Дополнительная прелесть от юКи - страница с рекламой.

@темы: читаю, для, Владивосток

04:06 

Мэттью Стокоу - Коровы (2004)

Вопреки всему.
аннотация

Аннотация должна бы интриговать, не раскрывая сути, но эта пересказала всё содержание.
Зачем я это прочитала? просто однажды наткнулась на упоминание о том, что это самая отвратительная книга из всех, когда-либо написанных. Я не люблю отвратительные вещи, зато люблю превосходные степени.

Стивену 25 лет, и он живёт с матерью, которая его не любит. Я думала, будет намёк на то, что это всего лишь его домыслы, но она и правда его не любит, ненавидит даже. Это нельзя списать на повседневную усталось, которая может быть у одиноких домохозяек, - это настоящее сумасшествие.
Стивен любит смотреть телевизор и мечтает о нормальной жизни, которую он показывает. Дом, заполненный уютными безделушками,, ласковая жена, маленький ребёнок и восторженно любящий своих хозяев пёс.
Стивен завёл пса в качестве первого шага к нормальной жизни, но мать его покалечила, поэтому пёс Стивена парализован всей задней половиной.
Этажом выше живёт Люси, девушка, убеждённая, что внутри нас скапливается яд, которым нас кормят ещё родители. Она мечтает найти его и вырезать из себя. В своих поисках она методично разбирает на части лабораторных крыс.
Она становится единственным кандидатом на жену Стивена. Он не обманывается насчёт её любви, но надеется, что однажды, когда она поймёт, что яд невозможно найти, ей потребуется поддержка и опора - почему бы не называть это любовью?

Ещё есть работа Стивена, и книга начинается с первого дня на ней. Мясокомбинат, который оказывается ещё более сумасшедшим местом. Много внимания уделено неприглядным физиологическим подробностям.
Когда-то я читала де Сада - мне нужно было составить о нём самостоятельное мнение - и обнаружила, что он высокоморален. Вернее, сам Донасьен Альфонс Франсуа, может, и был проповедником абсолютной свободы, но для меня, современного читателя, его книги выглядят, будто он писал их с ужасом: смотрите, что делают эти ужасные люди! как же это отвратительно! Во всяком случае, именно это и говорил авторский закадровый голос.
У Стокоу всё не так. Главному герою отвратительны убийства и жестокость, но он не может по собственному желанию всё прекратить: он будто захвачен потоком и уже поздно что-то менять. Со временем Стивен всё больше и больше втягивается в процесс, и вот ему уже кажется, что именно так он становится сильнее, выше,, становится сверхчеловеком.
Поверив в свои силы, он убивает мать и начинает жить с Люси, и убеждает себя, что жизнь налаживается.

спойлерный хэппи-энд


Пишу я всё это для того, чтобы не забыть и не решить случайно перечитать эту книгу. Она не стоит прочтения.
Я никогда не наслаждалась актами разрушения. Я понимаю, что такое социальная дезадаптация и невозможность выйти из системы, но для меня выход заключается не в отрицании всех ценностей (я уже разговаривала с вами об антихристианах).
На lovehate среди положительных отзывов сказано: в мире существуют вещи, которые невозможно как следует донести до сознания, не погрузившись в помойную яму с головой и не выплеснув на головы читателей яростных потоков отборнейшего дерьма. А те, кто этого не понимает, зацикливается на натуралистических описаниях всяких мерзостей и не способен увидеть главную идею.

Я вижу идею. Это родственник "Бойцовского клуба" - выход за рамки системного насилия путём разрушения и в первую очередь саморазрушения. В данном случае - потому что "такие, как мы, не созданы для любви". Слишком много в нас этого яда, которым нас с детства накачивают, пока не сдохнешь. "Мы никогда не будем частью этого мира".
А ещё я вижу несостоятельность этой идеи. Она хороша, только пока остаётся идеальной, но у вас всегда будут проблемы с реализацией.

изображение


"Пророческое произведение", божечки.

@музыка: Барто - Кольца

@темы: читаю, Мэттью Стокоу

05:04 

Диана Сеттерфилд — Тринадцатая сказка (2006)

Вопреки всему.
Несколько лет назад я училась на филологии и любила проводить время в книжном магазине. Мне нравилось его название - Книгомир, - нравилось расположение - тот филиал, что в центре города,, - нравилось планировка помещения, которая позволяла спрятаться за стеллажами и перебирать разные книги. Мне просто нравилось туда заходить. Я прогуливала там лекции. Я убивала там время до встречи с друзьями. Иногда я покупала там тетрадку или блокнотик, чтобы оправдать своё долгое пребывание в нём. До сих пор, когда я прохожу мимо, я чувствую желание зайти и посмотреть, какие книжные любимцы и новинки есть на полках.

Однажды на полке - причём в том разделе, куда я обычно не заглядываю, - я увидела "Тринадцатую сказку", которая выглядела так, будто я её полюблю, хотя я видела только её корешок. "Нет, не может быть, - сказала я себе. - Я редко люблю современную литературу". Чтобы удостовериться в этом, я сняла её с полки.
Она нисколько не потеряла в своей привлекательности. Оформление обложки продолжало приглашать меня к прочтению. "Да ладно, мало ли хорошо оформленных книг? - подумала я. - Ведь ты же знаешь, часто так бывает, что под приятной обложкой совершенная пустота". Это, кстати, не совсем правда: многие обложки лишают книги индивидуальности из-за того, что книги выпускаются сериями, а те, кому посчастливилось иметь собственное лицо, нередко оформлены пошловато, безвкусно, с претензией на шутку.
Чтобы окончательно развеять очарование, я прочитала аннотацию. Аннотация обещала волшебство. "Аннотации лживы" - шептал мне внутренний голосок, но когда я находила в аннотации какие-то недостатки (слишком хвалебный отзыв, банальное описание, "готическая история"...), он шептал мне то же самое. "Аннотации лживы, и ты не можешь судить книгу по этому описанию".

Я так и не пришла ни к какому выводу. Я оставила книгу на полке. Я ушла.
Я приходила ещё несколько раз после этого. "Тринадцатая сказка" неизменно была там. Я брала её в руки. Я бросала на неё взгляды. Я сомневалась.
В конце концов я скачала её и поместила в свою электронную библиотеку. Теперь она могла считаться стоящей в очереди на прочтение.

Грустно, но "очередь на прочтение" - это не совсем очередь. Это огромные завалы книг, горы книг, которые я "когда-нибудь собираюсь прочитать". Настоящая очередь не простирается дальше пяти книг, и входят в неё только необходимые, срочные произведения: учебная, познавательная и профессиональная литература, а также то, что _действительно_ хочется.
Поэтому до "Тринадцатой сказки" я добралась только сейчас.


аннотация

В рассказе много историй внутри историй, но наиболее широкая из них ведётся от лица Маргарет Ли - необщительной, замкнутой девушки, которая предпочитает проводить время среди книг, нежели среди людей. Она очень приятный рассказчик. Моя собственная интровертность была обласкана описаниями очень близкого мне поведения. Уединиться от людей, сделать себе какао, открыть хорошую книгу.

Маргарет - не биограф, она любитель человеческих историй, особенно забытых. Ещё она любит классическую литературу, где есть начало, развитие и конец. Поэтому она не читает современных авторов: их книги часто отступают от правильности развития сюжета. Тем удивительнее, что самая известная из ныне живущих писателей обратилась именно к ней с просьбой написать её биографию: первую правдивую историю о Виде Винтер.
Сначала Маргарет решает отказаться, но мисс Винтер настаивает на встрече и обещает рассказать историю о любви, о призраках, о близнецах. И Маргарет не может отказаться от этого предложения, потому что у неё самой внутри есть надёжно хранимая тайна. Мы узнаем эту тайну почти с первых же страниц повествования. Скорее всего, она не будет нам близка. Поэтому Маргарет и чувствует себя такой одинокой.

История Виды Винтер никак не связана с историей Маргарет, но Маргарет пропускает её через себя и таким образом многое изменяется и в её собственной жизни.

У Нила Геймана и Джонатана Кэррола, у Харуки Мураками и Стивена Кинга каждое волшебство и сверхъестественное событие описано в красках реальности, поэтому им веришь, когда читаешь их волшебные события. Благодаря этим краскам по коже пробегает мороз, ты чувствуешь волшебные миры Толкина или Роулинг, как нечто действительно существующее, и потому сопереживаешь героям, как настоящим.
У Дианы Сеттерфилд нет магии, и каждая тайна имеет своё объяснение, но вся грубая реальность описана в волшебных красках сказочной истории. Благодаря этим краскам получается страшная сказка. Страшная, потому что это не_сказка. Это то, от чего в повседневной жизни принято отворачиваться или хотя бы идеализировать: о любви, призраках и близнецах, о сумасшествии и ненависти, о тайнах дома, все силы которого были направлены на то, чтобы не вызывать внешних подозрений. И это история о людях, конечно же. Эти люди живут, едят, болеют, совершают поступки и умирают совершенно реально.


"Тринадцатая сказка" - это неспешное повествование, у которого есть начало, середина и конец. Это простая история, классические ходы, отсутствие витиеватых описаний - и именно эта простота оказывается очень близкой, понятной, многажды прочувствованной самостоятельно.

Своё очарование есть и в отказе от современности. Не указано, какой на дворе год, и люди перемещаются на автомобилях, и добраться до интересующего места можно поездом, и можно сделать фотографию на память,, но нет ни слова о самолётах, сотовых телефонах (или даже просто телефонах) или интернете. Люди обмениваются бумажными письмами и пишут свои сочинения от руки на бумаге. Волшебство потерялось бы, если бы скорость получения информации превышала скорость обычной устной речи.


У Дианы Сеттерфилд успела появиться ещё одна книга: "Беллмен и Блэк, или Незнакомец в чёрном". Пожалуй, дебютной "Тринадцатой сказки" хватит, чтобы я поставила её в свою очередь на прочтение.
Наверное, её даже хватит, чтобы эта очередь наступила достаточно быстро.

изображение

@музыка: Coal chamber - Loco

@темы: читаю, Диана Сеттерфилд

07:19 

Джек Лондон - Как я стал социалистом (1903)

Вопреки всему.
Я ничуть не отступлю от истины, если скажу, что я стал социалистом примерно таким же путем, каким тевтонские язычники стали христианами, – социализм в меня вколотили. Во времена моего обращения я не только не стремился к социализму, но даже противился ему. Я был очень молод и наивен, в достаточной мере невежествен и от всего сердца слагал гимны сильной личности, хотя никогда и не слышал о так называемом «индивидуализме».

Я слагал гимны силе потому, что я сам был силен. Иными словами, у меня было отличное здоровье и крепкие мускулы. И не удивительно – ведь раннее детство я провел на ранчо в Калифорнии, мальчиком продавал газеты на улицах западного города с прекрасным климатом, а в юности дышал озоном бухты Сан-Франциско и Тихого океана. Я любил жизнь на открытом воздухе, под открытым небом я работал, причем брался за самую тяжелую работу. Не обученный никакому ремеслу, переходя от одной случайной работы к другой, я бодро взирал на мир и считал, что все в нем чудесно, все до конца. Повторяю, я был полон оптимизма, ибо у меня было здоровье и сила; я не ведал ни болезней, ни слабости, ни один хозяин не отверг бы меня, сочтя непригодным; во всякое время я мог найти себе дело: сгребать уголь, плавать на корабле матросом, приняться за любой физический труд.

читать дальше

@музыка: HIM - Lose you tonight

@темы: Джек Лондон, читаю

04:14 

Автор неизвестен - Мой опыт смерти

Вопреки всему.
общие замечания

Разбираются опыт внезапной смерти и опыт постепенной смерти. Мне ход рассуждений понравился, а описание выглядит правдоподобным. Во всяком случае, мой опыт (хотя я не подходила к смерти настолько близко) ему не противоречит.

http://ignitor.name/1/death_expirience.html

@музыка: HIM - Join me in death

@темы: автор неизвестен, читаю

08:23 

Алёна Танчак

Вопреки всему.
Таню с четвертого все называют шалавой.
Ей чуть за двадцать, ребенку - три с половиной.
Все потому, что Таня не поздоровалась с бабой Клавой,
Та в отместку назвала Татьяну продажной скотиной.
Во избежание очередного скандала
Таня боится рассказывать, что ребенка усыновила.

Это Кристина из двадцать второй квартиры,
Вчера перекрасилась из розового в зеленый.
"Наверняка, подражает идиотским своим кумирам,"-
Думает Саша, безнадежно в нее влюбленный.
Кристину ждут десять сеансов химиотерапии.
Ну и затылок полностью оголенный.

Это, знакомьтесь, типичный худой очкарик
Саша, что учится на четвертом курсе физмата.
У него, говорят, с собой всегда иностранный словарик,
В интеллигентной речи не слышно ни слова мата.
Саша хватается за стипендию, потому что его зарплата
Слишком мала, чтобы прокормить малолетних сестру и брата.

Это Денис, с ним жить рядом - одно издевательство.
Страшно в темном подъезде: Дэн на учете в милиции.
Он прошлым летом врезал за пьяное домогательство
К девушке.. парню, что оказался сыном министра юстиции.
Теперь Дэна ждет судебное разбирательство
СИЗО, передачки, кассации и петиции.

Это Марина, она, мягко говоря, полновата…
Местные дети громко кричат: «Толстуха!»
Вес выше среднего, фигура одутловата.
…Марина близка к уже месяцу голодухи.
Нарушение гормональное – это, знаете ли, чревато.
Лишний вес появился не от отсутствия силы духа.

Это женатая пара Сергей и Екатерина,
Больше всего на свете мечтающие о ребенке.
Для людей создается отчетливая картина:
зачем карьеристке дома стирать пеленки?
У Екатерины не такая возвышенная причина:
Стенки маточных труб для детей у нее слишком тонки.

Этот слишком богат, этот удавится за копейку,
Этот чрезмерно брезглив (у него обнаружили СПИД).
Эта мадемуазель круглый год ходит в телогрейке.
(У нее к двадцати пяти – хронический острый цистит).
Думаешь, ты простой? Стань другим на недельку.
Расскажешь потом, какой ярлык теперь на тебе висит.

@музыка: Tarja Turunen - Outlanders

@темы: читаю, Алёна Танчак

07:55 

Атеистические чтения - Олег Оранжевый

Вопреки всему.
Вероятность того, что Бог существует, равна 62%

Математическая формула, которой уже около 200 лет, помогает сделать такие расчёты. Чтобы прийти к такому выводу, авторы статьи из последнего номера P.M. Magazin сначала попрактиковались в математике.
Расчёты вероятности и достоверности касались на этот раз не сухих чисел, а самых сложных вопросов человечества.
Авторы P.M. Magazin выдвинули гипотезу "Бог существует" и стали размышлять на эту тему: насколько велика вероятность того, что Бог создал вселенную? Насколько велика вероятность того, что эволюция на Земле произошла при его участии? Насколько велика вероятность того, что добро немыслимо без Бога? Каждый утвердительный ответ говорит в пользу существования Бога, а любое убедительное объяснение, не имеющее ничего общего с "промыслом Божьим", снижает вероятность его существования.
В результате было установлено: Бог существует с вероятностью 62%. Как пришли авторы к такому заключению, можно прочесть в свежем номере P.M. Magazin. "Список мнимых доказательств существования Бога велик, - говорит Томас Васек. - Однако все они не выдерживают проверки на подлинность". Некоторые теологи и философы ищут альтенативу и прибегают к помощи формулы священника и математика Томаса Байеса.
Были проведены исследования и сделаны расчёты в 5 самих крупных областях: возникновение и устройство космоса, эволюция, добро и зло, религиозные сведения - на многие трудные вопросы должен был быть найден математический ответ.
Чтобы каждый смог сделать подобные расчёты, P.M. Magazin предлагает подробную инструкцию по использованию формулы Байеса. Так, каждый, опираясь на свои личные убеждения, может рассчитать для себя вероятность существования Бога.



Вообще масс-медиа всегда грешат против истины, в большей или меньшей степени. Но в этом случае последний абзац приоткрывает внимательному читателю суть дела - формула, которую почему-то никто не приводит, помогает оценить субъективное отношение человека к идее существования бога, то есть измерить его личную заражённость мистицизмом, а отнюдь не дать оценку объективной реальности.
Но меня интересует несколько иной ракурс вопроса.
Каждый испытуемый по формуле Байеса задаётся, как проскользнуло в публикации, исходным допущением, что бог действительно существует. Зададимся и мы.


Я не знаю, откуда у меня этот файл и когда я умудрилась его скачать, но в целом чтения были скорее приятны, примерно как Борхес. Позже я узнала, что «Атеистические чтения» — это ежегодные сборники, издававшиеся Политиздатом. В «Атеистических чтениях» публиковались разнообразные материалы, принадлежащие перу известных ученых, журналистов, путешественников, писателей, в которых рассказывалось о новейших достижениях в различных областях науки, подтверждающих правильность диалектико-материалистического взгляда на мир; о наиболее ярких страницах истории развития атеистической мысли; об обычаях и верованиях древних и современных народов и о многом другом.

Таким образом, мы "аффинно" преобразовали бога в его извечного врага. А следовательно, привели размышляющего человека к пониманию глубокого внутреннего противоречия в обоих понятиях.
И торжественно, при стечении публики, отказываем им обоим в праве на существование.



Не могу сказать, что они меня так уж убедили (то есть сами рассуждения очень разумны, но не думаю, что они подойдут для несомневающихся в вере людей), но интересно будет как-нибудь почитать другие их статьи.

@темы: Олег Оранжевый, читаю

главная