Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Trotz allem

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: читаю (список заголовков)
15:31 

Жан-Мари Дрю - Ломая стереотипы (1995)

Я — структурный беспорядок.
Перед вами поистине революционная книга, которая с момента появления в 1995 г. буквально взорвала мир рекламы, заставив по-новому взглянуть на этот бизнес. Ее автор, французский ученый Жан-Мари Дрю, ставший всемирно известным и почитаемым классиком рекламного дела, сумел не только наглядно продемонстрировать наиболее устойчивые `штампы` массового сознания, но и показал, как, разрушив их, добиться успеха, обойти конкурентов, занять свою нишу на рынке.

Переведенная на многие языки, `Ломая стереотипы` - это библия не только для рекламистов, предпринимателей, маркетологов, журналистов, но и для всех тех, кто не боится мыслить творчески, самосовершенствоваться, раздвигать рамки своего сознания. Мы уверены, что и российский читатель найдет эту книгу полезной и занимательной, а новаторские идеи Ж.-М.Дрю достойными самого пристального внимания и изучения.


Написана она в 1995, поэтому ставлю 1995, несмотря на то, что в нашей стране она была переведена лет через 5.

В книге много примеров, но это не учебник, тут нет технологии, Как можно сломать стереотип или Как придумать разрывную концепцию. Фактически, эта книга - хвалебная песнь методу Разрыва (примерно как "Бизнес в стиле фанк" - это хвалебная песнь превосходству творческого сознания над тупым исполнением). Вся книга посвящена одной идее.

Идея правильная, но читать книгу было совершенно не обязательно, потому что идея уже давно разошлась - нет, не то чтобы в массы - но разошлась.


Предисловие к книге - феерическое, чуть не демотивировало меня читать.

Проводником какой идеи является бренд продовольственных товаров "Моя семья"? Каннибализм в чистом виде. Причем к поеданию предлагается не "сердце врага", как у каннибалистически настроенных аборигенов диких островов, а самые что ни на есть близкие люди Недалеко ушла реклама "Любимого сада", в которой не просто многократно и с раздражающей назойливостью повторяется рефрен "любимый, любимые", но еще и фиксируется точный ассоциативный ряд между любимыми родственниками и напитком с блеклой упаковкой. Что-то из этого надо съесть, только после просмотра ролика забываешь, чем тебя уговаривали полакомиться - яблоком, соком, дедушкой или внуками. Недалеко ушла от него и "Долька" - "так мы называем самых любимых", поэтому и предлагаем употребить их незамедлительно. Замечательный сок "Я" предлагает питаться не только родственниками, но и, наконец, заняться самоедством...


Задорновщина какая-то. Вспомнилось, как Сергей Геннадьевич Пронин возмущался "ненужным юзабилити", из-за которого ему казалось, что его сок уже кто-то пил. Предисловие написала Лолита Волкова, заведующая редакцией экономической литературы Издательского дома «Питер» (она подписалась), и я простила ей её дремучесть, потому что понадеялась, что пятнадцать лет назад всё вышеизложенное выглядело умнее, а сейчас она больше такого не пишет.

@темы: Жан-Мари Дрю, читаю

15:33 

Арнхильд Лаувенг - Завтра я всегда бывала львом (2005)

Я — структурный беспорядок.
Арнхильд Лаувенг родилась в 1972 году. Кандидат психологических наук, практикующий клинический психолог. В семнадцатилетнем возрасте была направлена в психиатрическую лечебницу с диагнозом шизофрения. Последующие десять лет ее жизни - череда добровольных и принудительных госпитализаций. Последний раз она была госпитализирована в возрасте 26 лет. Арнхильд полностью победила шизофрению и сегодня имеет возможность говорить о болезни и как профессиональный психолог и как бывший пациент. Она погружает нас в мир голосов и галлюцинаций, где ее преследует армия крыс, а волки с горящими желтыми глазами оскаливают слюнявые пасти. Она раскрывает внутреннюю логику и смысл ошибочных восприятий и симптомов. В этой книге хроника ее борьбы с болезнью.

Пациентка Арнхильд рассказывает о своем опыте, о попытках врачей найти с ней контакт и о своих переживаниях, о поддержке близких, вопреки всему не терявших надежды. Психолог Арнхильд анализирует методы, к которым прибегали врачи, и объясняет их успех или неудачу. Уникальный опыт излечившегося человека, описание болезни «изнутри» представляет огромный интерес для психиатров, психологов, больных людей и их родственников, для самого широкого читателя. Художественная манера изложения, проникновенность, с которой написана книга, делает чтение захватывающим. Это потрясающая история победы, в которую мало кто верил.


Опыт Арнхильд субъективен, то есть нельзя сказать, что в книге есть какой-то рецепт излечения. Но основная мысль повествования: люди, которым диагностировали шизофрению, - это такие же люди, как те, кому её не_диагностировали. Далеко не все их поступки объясняются диагнозом. Кроме болезни, у них есть эмоции, интересы и вообще всё, что есть у остальных людей, и их эмоции и интересы совершенно не обязательно вызваны только диагнозом. Шизофрения вовсе не лишает человека его личности.

Лаувенг рассказывает о стигматизации психически больных людей и о трудностях социализации (которые только способствуют отдалению).
Лично мне, чтобы заинтересоваться, хватило одной фразы, а теперь мне кажется, что мне не хватит слов, чтобы описать, почему я считаю книгу ценной.

Если вам не хватило, можете прочитать интервью с автором "10 лет шизофрении".

изображение


То, что я сейчас здорова, не значит, что я не была на грани разумного (так же, как то, что я сейчас жива, не означает, что не была по-настоящему близка к самоубийству), хотя мне, конечно же, не доставляет радости об этом говорить.

@темы: читаю, Арнхильд Лаувенг

06:22 

Смеющаяся НЕреволюция: движение протеста и медиа (мифы, язык, символы) (2013)

Я — структурный беспорядок.
Под редакцией Анны Григорьевны Качкаевой.

Протестное движение, сопровождавшее выборы в Государственную Думу (в декабре 2011-го) и президентские выборы (в марте 2012-го), чаще всего интерпретировалось официальными лицами как провокация со стороны каких-то внешних и внутренних сил. «Креативный класс», «сетевые хомячки», «бандерлоги», «рассерженные горожане», «новая интеллигенция» появились как будто ниоткуда. Действительно, среди персон и персонажей телевизионного информационного поля 2000-х годов их не было. Это не раз подтверждал контент-анализ телевизионных эфиров, который проводился различными исследователями. Однако качественный анализ медиаконтента последних лет, результаты которого мы приводим в данном сборнике, показывает, что формирование социальной страты «рассерженные горожане» происходило достаточно долго, процесс шел и сверху (подстегивался правительством через федеральные медиа), и снизу (вызревал в медиасреде, в социальных медиа). При анализе отражения протестных событий в медиа (как в традиционных СМИ, так и в социальных сетях) авторы уделяют особое внимание карнавальным формам самовыражения протестующих. По их мнению, именно карнавальный характер митингов, восприятие политической активности как вида развлечения является специфической особенностью современного этапа развития общества в целом и медиасреды как дополняющей реальности. Эта особенность не может не оказывать влияния на формирование гражданского общества в России и обуславливает его отличие от гражданского общества стран, где это общество формировалось в другое время и при других условиях.

Сборник был издан в конце 2013 года, а попался мне на глаза в начале 2014. Аннотация обещает что-то, косвенно связанное с русской идеей и русским национальным самосознанием, поэтому очень интересует,, но я тогда была страшно занята учёбой-соцсетями и медленным распадом кинотеатровского духа, и чтение пришлось отложить. Таких отложенных на неопределённый срок книг у меня сотни тысяч. В начале 2015 на сессии я писала рефератик по "Дождю" (телеканал) и вспомнила, что про "Дождь" в сборнике тоже что-то было. Поэтому я достала "Смеющуюся НЕреволюцию", прочитала про "Дождь", заодно прочитала всё остальное, но во время сессии мне было не до описания впечатлений.

Недавно решила перечитать.

Подробности про содержание

Цель сборника - не доказать необходимость протестного движения, а изучить, Зачем люди вышли на митинги и Почему они сделали это именно в такой форме (и Что из этого следует). То есть это не идеологический сборник, а обзорный или обзорно-исследовательский.


@музыка: Green Day - When It's Time

@темы: читаю, Анна Григорьевна Качкаева

14:19 

Мариам Петросян - Дом, в котором... (2009)

Я — структурный беспорядок.
изображение

На окраине города, среди стандартных новостроек, стоит Серый Дом, в котором живут Сфинкс, Слепой, Лорд, Табаки, Македонский, Черный и многие другие. Неизвестно, действительно ли Лорд происходит из благородного рода драконов, но вот Слепой действительно слеп, а Сфинкс — мудр. Табаки, конечно, не шакал, хотя и любит поживиться чужим добром. Для каждого в Доме есть своя кличка, и один день в нем порой вмещает столько, сколько нам, в Наружности, не прожить и за целую жизнь. Каждого Дом принимает или отвергает. Дом хранит уйму тайн, и банальные «скелеты в шкафах» — лишь самый понятный угол того незримого мира, куда нет хода из Наружности, где перестают действовать привычные законы пространства-времени.

Дом — это нечто гораздо большее, чем интернат для детей, от которых отказались родители. Дом — это их отдельная вселенная.


Было трудно написать хоть что-нибудь про эту книгу, потому что мне очень не хотелось её читать, и было тяжело. Казалось, что повествование затянутое, потому что состоит из внутренних монологов (а они не всегда интересны и ведут прямым путём), но главная причина была в том, что я преодолевала нежелание читать книгу, фанатские обсуждения и восторженные отзывы о которой попадались мне _везде_.
Впрочем, Мариам Петросян писала её с 1991 года, так что, возможно, есть и какие-то трудности с чтением. Не знаю.
А написать что-то после такого двойственного чтения оказалось ещё сложнее. Так что отзыв изо всех сил старается быть не_негативным, но удаётся это с трудом, хотя книга-то мне понравилась, и - если бы я приступила к ней в другом настроении - не исключено, что тут был бы ещё один восторженный отзыв.

читать дальше

До прочтения иллюстрации казались мне или детскими, или пафосными (тоже, в каком-то смысле, детскими), но после прочтения оказалось, что они удивительно точные и замечательные.

изображение


Ах, да. Язык оригинала - русский. Но откуда же тогда парочка орфографических и синтаксических ошибок?

@музыка: Pain - I'm Going In

@темы: читаю, Мариам Петросян

18:05 

Джаред Даймонд - Почему нам так нравится секс? Эволюция сексуальности человека (1997)

Я — структурный беспорядок.
Тема секса всегда захватывает нас. Секс — источник наших живейших наслаждений, и он же нередко становится причиной человеческих страданий. Эта книга — рассказ о человеческой сексуальности, о том, как и почему она стала такой, какой мы ее знаем. Джаред Даймонд, великий популяризатор науки, помогает нам разобраться в том, что именно делает нас человеком, а не просто «голой обезьяной», используя весь арсенал своих магических приемов: неожиданные сравнения, широкие обобщения и умение взглянуть по-новому на привычные вещи.

Джаред Даймонд (1937) — знаменитый американский биогеограф, антрополог и писатель, лауреат Пулитцеровской премии, автор мировых бестселлеров «Ружья, микробы и сталь», «Коллапс» и «Третий шимпанзе».

Почему люди, в отличие от большинства животных, стараются не заниматься сексом на виду у соплеменников?
Как получилось, что мы занимаемся любовью не столько ради продолжения рода, сколько для удовольствия?
Зачем мужчины и женщины вопреки логике эволюции образуют крепкие семейные пары?
Почему мы так радикально отличаемся в нашем сексуальном поведении даже от наших ближайших родственников, человекообразных обезьян?

Джаред Даймонд убедительно доказывает, что наша необычная сексуальность сыграла не меньшую роль в развитии человечества, чем большой мозг и умение ходить на двух ногах.

Это история о том, как секс сделал из обезьяны человека.


Аннотация вполне исчерпывающа (: И ещё в книге есть много интересных вещей: размышления собаки о человеческой сексуальности; сведения о том, зачем обществу нужны бабушки; вывод о том, что мужчины в современной семье не нужны*; а также пример, какой аналог оленьих рогов (или павлиньих хвостов) есть у человека.

Никогда раньше не читала Даймонда и, возможно, зря. Мне он вполне понравился. Но в целом он показался более легкомысленным, чем другие [всякие этологические] книги на подобные темы (хотя я не сказала бы, что они сухи и серьёзны).

изображение


*На случай, если это прозвучало обидно

@музыка: Rage - All This Time

@темы: читаю, Джаред Даймонд

08:03 

Елена Климова — Дети-404. ЛГБТ-подростки: в стенах молчания (2014)

Я — структурный беспорядок.
Дорогие подростки. Эта книга - о вас и для вас. Я безмерно благодарна каждому, кто поделился со мной мыслями, чувствами, переживаниями. Книга не родилась бы, если б не ваши письма и рассказы. Спасибо вам, друзья мои. Я люблю вас.

Дорогие родители. Если вы читаете эту книгу, значит, вам интересна тема - либо ваш ребёнок нашёл в себе силы и мужество открыться перед вами. Это значит, что в вашей семье хорошие, доверительные отношения, а ваш сын или ваша дочь честны и не хотят вас обманывать. Это дорогого стоит.

Родители! Я понимаю, как вам сейчас тяжело. Вас наверняка мучает множество вопросов, верные ответы на которые трудно отыскать. Ребёнок признался в гомосексуальной ориентации: что делать? Излечима ли она? Может, всё пройдёт само собой? Если мой сын - гей, значит ли это, что он заболеет СПИДом и умрёт? У меня не будет внуков? Есть ли такие же родители, как я? - Мы попробуем найти ответы на эти вопросы и докопаться до истины. А рассказы подростков, из которых в основном состоит эта книга, помогут вам узнать, что они переживают, открываясь родителям, или почему они молчат, что думают и что чувствуют ваши дети.

Уважаемые взрослые: учителя, психологи, политики. Прежде чем называть гомосексуальных, бисексуальных или трансгендерных людей больными или распущенными, прежде чем произносить с экрана речи ненависти и принимать запретительные законы - подумайте: а что вы знаете об этих людях и их жизни? Много ли научных исследований этой темы вы читали? Знакомы ли хотя бы с одним таким человеком? Представляете ли, каково это - постоянно чувствовать ненависть окружающих? Задумайтесь. остановитесь хотя бы на мгновение и прислушайтесь к их голосам.


Книга состоит из рассказов подростков: что они думают о себе, о законе, о гомофобии, о пропаганде и так далее. Читать тяжело. Постоянно забывала о времени: такое впечатление, что читаю жизнеописания людей, живших минимум лет пятьдесят-сто назад, - а потом вдруг вспоминала, что и трёх лет с момента написания книги не прошло.
Это я уже взрослый человек, я нашла себе комфортное состояние полуоткрытости и практически не испытываю проблем с гомофобией (потому что практически ни с кем о ней и не разговарию). Моё окружение выбираю я, а подросткам бежать некуда, у них весь мир определяется в большой мере окружением, от которого спрятаться не получится. Плюс трудности переходного возраста и - очень часто - наличие большой любви вотпрямщас.

Помню, как я была подростком.

изображение


Это, безусловно, не научная литература, и аргументация, представленная в ней, достаточно слаба. Зато она очень близко знакомит со внутренними переживаниями ЛГБТ-подростков, и вот _это_ и есть её главная ценность.

@музыка: Fall Out Boy - Fame < Infamy

@темы: читаю, Елена Климова

12:07 

Николай Герасимович Помяловский — Мещанское счастье

Я — структурный беспорядок.
Использовала выражение "кисейная барышня" в посте с Итилекондой и решила выяснить, как появилось выражение "кисейная барышня". И прочла печальную повесть, в которой это выражение было использовано впервые.

Немного погодя Лизавета Аркадьевна сказала:
— Кисейная девушка!
— Лиза! — начал с упреком отец…
— Да что, папа! — перебила Лизавета Аркадьевна, — ведь жалко смотреть на подобных девушек — поразительная неразвитость и пустота!.. Читали они Марлинского, — пожалуй, и Пушкина читали; поют: „Всех цветочков боле розу я любила“ да „Стонет сизый голубочек“; вечно мечтают, вечно играют… Ничто не оставит у них глубоких следов, потому что они неспособны к сильному чувству. Красивы они, но не очень; нельзя сказать, чтобы они были очень глупы… непременно с родимым пятнышком на плече или на шейке… легкие, бойкие девушки, любят сантиментальничать, нарочно картавить, хохотать и кушать гостинцы… И сколько у нас этих бедных кисейных созданий!..


Я очень не люблю слишком светлых-радостных-лучистых-дружелюбных людей, они часто приносят много зла - и не потому, что не знают об этом, а потому, что не заботятся о чувствах окружающих и не парятся не только когда плохо им самим, но и когда плохо другим. Поэтому такое мнение о Лене (о которой тут говорится) действительно отталкивающее.
Но Лиза - особенно после прочтения всей повести - производит ещё более отталкивающее впечатление [бестактная девушка, любящая чувствовать своё превосходство]. После прочтения всей повести это становится ещё очевидней. А Лена оказывается мне намного, намного ближе. Она, возможно, не очень умна и не заинтересована в том, чтобы делать что-то умное, но она, во всяком случае, хороший человек.

Какое-то гнетущее чувство после прочтения повести осталось, не могу занять сторону в этом конфликте между условно умными-современными и условно неумными-традиционными девушками.

— Нас много таких девушек, — говорила Леночка, — но, Егорушка, и такие, как Лизавета Аркадьевна, не лучше нас...

@музыка: The Creepshow - Failing Grade

@темы: Николай Герасимович Помяловский, читаю

13:34 

Энди Уир - Марсианин (2011)

Я — структурный беспорядок.
«Марсианин» — научно-фантастический триллер об астронавте-одиночке, оказавшемся на поверхности Марса после аварии космического корабля. Находясь в отчаянном положении, герой вынужден искать возможности, чтобы не только выжить на чужой, неприспособленной к жизни планете, но и вернуться домой…
Права на экранизацию пока еще неизданной книги Энди Вейра «Марсианин» уже купила кинокомпания Fox.





Я ошиблась, автор выкладывал роман на своём сайте с 2009 года, 2013 - год самиздатовского издания, но да, я верю, что книга сама раздалась.

В рецензиях, что я читала, были претензии к тому, что слишком уж Марку везёт и что книга на самом деле ненаучна.
По-моему, везёт любому книгогерою (иначе и истории бы не было, без этого только глуховские обходятся). Что до научной достоверности - я не знаю, насколько это на самом деле так. Но история _выглядит_ убедительной, а для хорошей истории только это и нужно. В книгах и фильмах нельзя показывать то, что есть. Иначе никакого горячего пара от кружки кофе в рекламе не было бы, вы же знаете.

Третья часто встречающаяся претензия была к форме романа: дневниковые записи. Якобы "так дневники не ведут". Тут меня выручает моё воображение.
Для меня это в первую очередь внутренний монолог, а не дневник. И я легко готова допустить, что Марк действительно надиктовывал его (не писал, а именно диктовал), потому что когда ты совершенно один, можно представлять себя ведущим новостей и рассказывать воображаемым зрителям даже очевидности.

Лично у меня претензия возникла только к надуманности некоторых диалогов, в которые автор впихивал информацию, чтобы характеризовать героев. Из-за этой информации иногда беседы между людьми происходили неестественно. Но на фоне того, какие эмоции дарит книга, эта маленькая претензия блекнет. Никаких восклицательных знаков не хватит, чтобы передать мой катарсис после прочтений этой книги.

Казалось бы, тут минимум персонажей и довольно мало событий. Кроме того, здесь нет передачи внутренних чувств героев - только взгляд со стороны, никакого глубокого раскрытия внутреннего мира. Но при прочтении постоянно наворачивались слёзы, потому что ярчайшие эмоции вызывают сами события, при минимуме раскрытия героев.

Больше всего мне импонирует безграничный оптимизм Марка Уотни. Охренительная воля к жизни и _вовлечённость_ в жизнь.

После прочтения "Марсианина" я ничего так не жду, как экранизации. Категорически рекомендую к прочтению.

изображение

@музыка: Телевизор - Околесица

@темы: читаю, в диалогах, Энди Уир

02:06 

Виктор Олегович Пелевин - Чапаев и Пустота (1996)

Я — структурный беспорядок.
Роман «Чапаев и Пустота» сам автор характеризует так: «Это первое произведение в мировой литературе, действие которого происходит в абсолютной пустоте».
На самом деле оно происходит в 1919 году в дивизии Чапаева, в которой главный герой, поэт-декадент Петр Пустота, служит комиссаром, а также в наши дни, а также, как и всегда у Пелевина, в виртуальном пространстве, где с главным героем встречаются Кавабата, Шварценеггер, «просто Мария»...
По мнению критиков, «Чапаев и Пустота» является «первым серьезным дзэн-буддистским романом в русской литературе».


Мне вообще непросто говорить о прочитанном или просмотренном (я делаю это только для того, чтобы прочитать, если я вдруг забуду, о чём было произведение), а если я к тому же читала или смотрела это раньше (и получила сильное впечатление), то задача многократно усложняется.

Поэтому в данном случае ничего говорить не буду. Хотя вообще-то это восторг, особенно рифмованность ситуаций, вплетение читателя в текст и прочее, и прочее.

Перечитала, чтобы освежить впечатления перед спектаклем, и не пожалела, потому что при каждом новом прочтении любого Пелевина я уже опытней, знаю больше и поэтому замечаю и понимаю больше, чем при прошлом прочтении.

изображение


Живейшие иллюстрации к "Чапаеву и Пустоте" нашла у иллюстратора Дмитрия Козлова на illustrators.ru.

@музыка: Элизиум - Расскажите, птицы

@темы: читаю, Виктор Олегович Пелевин

08:48 

Владимир Владимирович Набоков - Лолита (1955)

Я — структурный беспорядок.
Я растворил окно, сорвал с себя пропитанную потом рубашку, переоделся, проверил в кармане пиджака, там ли пилюли, и отпер чемодан.

Она выплыла из ванной. Я попробовал её обнять — так, невзначай, капля сдержанной нежности перед обедом.

Она сказала: «Предлагаю похерить игру в поцелуи и пойти жрать».


Я уже читала "Лолиту", и у меня остались от первого прочтения бесконечное сострадание к Гумберту и злая нелюбовь (с толикой снисходительного понимания) к Лолите.

В этот раз я снова оценила прекрасный язык и снова заинтересовалась, как это будет на английском: мне интересно, как Набоков разобрался с ритмичными звукосочетаниями, рифмующимися звуками, "банальными" названиями отелей, рекламными стишками (и просто стихами), выразительными эпитетами (слоновыми словами и т. д.) и т. д.
Англонаписанная "Лолита" лежит у меня в шкафу, но я слишком страшусь своего уровня, поэтому не могу приступить к чтению. Может, в следующий раз.

Многое осталось неизменным: я всё так же люблю изменённые гёрл-скаутские клятвы, и всё так же смеюсь с немногих встречающихся шуток, и всё так же сочувствую Гумберту и неприязненно отношусь к Лолите.

Она его, конечно, совсем не любила [хотя в предисловии, написанном кем-то другим, было замечено, что она умерла ровно через сорок дней после его смерти: спустя время, на которое душа умершего задерживается в мире живых - так что Гумберт не ошибался, говоря о ней "грех мой, душа моя".]. Но и он её сначала не любил. Когда он впервые её увидел, она напомнила ему Аннабеллу, и она была в его вкусе, нимфеткой. Вот в конце книги - уже любил, не как нимфетку, а как человек. А она относилась к нему сначала с детским сексуальным интересом - а потом как к отчиму. Она же ребёнок, всё-таки. А для ребёнка муж матери - всегда отец, как бы он себя ни вёл.

Это то, что неизменно.

Милостивые госпожи присяжные! Будьте терпеливы со мной! Позвольте мне отнять частичку вашего драгоценного времени. Итак, наступил le grand moment. Я оставил Лолиту, всё ещё сидящую на краю бездонной постели, дремотно поднимающую ногу, вяло возящуюся со шнурками и при этом показывающую неполную сторону голой ляжки до самого шва штанишек в паху — она всегда со странной рассеянностью или бесстыдством, или со смесью того и другого относилась к подобному оголению. Вот, значит, каков был заветный образ её, который я запер в комнате, предварительно удостоверившись, что на двери нет задвижки снутри. Ключ с нумерованным привеском из резного дерева тотчас же превратился в увесистое «сезам — отворись», в сказочную отмычку, могущую отпереть блаженное и страшное будущее. Он был мой, он был часть моего горячего, волосистого кулака. Через несколько минут — скажем, двадцать, скажем полчаса (sicher ist sicher, как говаривал мой дядя Густав), я отопру дверь номера 342 и найду мою нимфетку, мою красу и невесту, в темнице хрустального сна. Присяжные! Если бы мой восторг мог звучать, он бы наполнил эту буржуазную гостиницу оглушительным рёвом. И единственное, о чём я жалею сегодня, это что я не оставил молча у швейцара ключ 342-ой и не покинул в ту же ночь город, страну, материк, полушарие и весь земной шар.

Позвольте объяснить. Меня не слишком смутили её покаянные иносказания. Я всё ещё был твёрдо намерен придерживаться решения щадить её чистоту, работая лишь под покровом ночи над совершенно усыпленной наркозом голенькой крошкой. «Сдержанность и благоговение» — вот был мой всегдашний девиз. Я намерен был придерживаться его, даже если бы эту чистоту (между прочим, основательно развенчанную современной наукой) слегка подпортило какое-нибудь ребячье эротическое переживание (по всей вероятности, гомосексуального порядка) в этом её мерзостном лагере. Конечно, в силу старомодных европейских навыков я, Жан-Жак Гумберт, принял на веру, когда впервые её увидел, два с половиной месяца тому назад, что она так непорочна, как полагается по шаблону быть «нормальному ребёнку» с самой той поры, когда кончился незабвенный античный мир с его увлекательными нравами. В нашу просвещённую эру мы не окружены маленькими рабами, нежными цветочками, которые можно сорвать в предбаннике, как делалось во дни Рима; и мы не следуем примеру величавого Востока в ещё более изнеженные времена и не ласкаем спереди и сзади услужливых детей, между бараниной и розовым шербетом. Всё дело в том, что старое звено, соединявшее взрослый мир с миром детским, теперь оказалось разъятым новыми обычаями и законами. Хоть я и интересовался одно время психиатрией и общественным призрением, я в сущности почти ничего не знал о детях. Ведь всё-таки Лолите было только двенадцать лет, и какие бы я поправки ни делал на среду и эпоху (даже принимая во внимание разнузданность американских детей школьного возраста), мне казалось, что развратные игры между этими резвыми подростками происходят всё-таки позже, да и в другой обстановке. Посему (подбираю опять нить моего рассуждения) моралист во мне обходил вопрос, цепляясь за условные понятия о том, что собой представляют двенадцатилетние девочки. Детский психиатр во мне (шарлатан, как большинство из них, но это сейчас неважно) пережёвывал новофрейдистский гуляш и воображал мечтательную и экзальтированную Лолиту в «латентной» фазе девичества. Наконец, сексуалист во мне (огромное и безумное чудовище) ничего не имел против наличия некоторой порочности в своей жертве. Но где-то по ту сторону беснующегося счастья совещались растерянные тени — и как я жалею, что им не внял! Человеческие существа, слушайте! Я должен был понять, что Лолита уже оказалась чем-то совершенно отличным от невинной Аннабеллы и что нимфическое зло, дышащее через каждую пору завороженной девочки, которую я готовил для тайного услаждения, сделает тайну несбыточной и услаждение — смертельным. Я должен был знать (по знакам, которые мне подавало что-то внутри Лолиты, — настоящая детская Лолита или некий измождённый ангел за её спиной), что ничего, кроме терзания и ужаса, не принесёт ожидаемое блаженство. О, крылатые господа присяжные!

[...]

У лифта стояла другая щебечущая кучка. Я опять предпочёл лестницу. Номер 342 находился около другой, наружной лестницы для спасения на случай пожара. Можно было ещё спастись — но ключ повернулся в замке, и я уже входил в комнату.


Но.
Раньше Лолита не нравилась мне, потому что она играла чувствами Гумберта и даже не задумывалась об этом. Она дразнила его, потом склонила к соитию, потом долго не могла отделаться от навязчивого любовника, которого она вряд ли собиралась себе надолго оставлять и который к тому же установил тюремный режим. Я не люблю жестоких и развращённых подростков. Хотя, конечно, с чего бы ей быть вежливой с человеком, который тоже обращался с ней жёстко.
Нынешняя моя лолонелюбовь растёт только из сострадания к Гумберту. Я по-прежнему не одобряю её поступки - но на Гумберте, как на взрослом, в любом случае основная часть ответственности. Я знаю, что не всегда можно сопротивляться эмоциям, и не могу винить Гумберта за то, что он не смог (при таком-то желании с его стороны и давлении - с её), но - несмотря на то, что у него не получилось устоять, получиться должно было в первую очередь у него, у взрослого.

И Гумберт теперь вызывает у меня меньше сострадания, потому что теперь я более отчётливо вижу, насколько он асоциален. Он отстраняется от любого общества (задолго до встречи с Ло), презирает свою же специальность и род занятий, язвительно описывает встречающихся ему людей - а ведёт себя при этом робко, и вся его язвительность ограничивается только мыслями.
Я не могу плохо думать об асоциалах - я одна из них - но я же не просто так стараюсь это исправить, а потому, что личности без социума делать нечего. Поэтому я считаю, что быть асоциалом, - это плохо.

А ещё в этот раз я посчитала, что Гумберту было 37, а Лолите не просто 12 - ей было двенадцать лет и семь месяцев, то есть почти тринадцать. Она оказалась старше, а Гумберт - моложе, чем мне казалось [когда я была ближе к её возрасту и дальше от его].
Почти тринадцать - самый возраст, в котором девочки могут начинать заниматься сексом. Я читала "Лолиту" давно, и попросту не задумывалась о её возрасте (хотя он там многократно сообщается), приняв на веру, что всё происходит когда-то "тогда" (а не в двадцатом веке) и речь идёт о _ребёнке_.

К слову, ни одно изображение Лолиты мне не понравилось: все они ни капли не похожи на то, как я её себе представляю (ни даже на то, как я представляю нимфеток вообще: просто дети или великовозрастные толстухи (как бы Гумберту показалось)). Поэтому я поискала не именно Лолиту, а хоть что-нибудь похожее. Это было трудно! девочки двенадцати лет или не нимфетки, или красятся, а я редко люблю, когда девочки явно красятся. Вот одна: по ссылке.
Самым близким к тому, что я думаю о нимфетках (и, в частности, о Лолите), оказалось вот это фото:

изображение

@музыка: Пурген - Добей родителей

@темы: читаю, цитаты, Владимир Владимирович Набоков

04:13 

Александр Альфредович Горбовский — Год 2000 и далее (1978)

Я — структурный беспорядок.
Эта книга о будущем - о том неизвестном и неожиданном, что ждёт нас завтра.
Как изменятся города? Каково будет соотношение городского и сельского населения?
Как скоро будут исчерпаны имеющие важное значение земные ресурсы и что предполагается предпринять в этой связи?
Марксистско-ленинское мировоззрение, оптимистический взгляд и грядущее, характерный для советской прогностики вообще, определяют и настоящее издание.
Читатели, помнящие книгу Александра Горбовского "Загадки древнейшей истории", несомненно оценят и его новое произведение.


Я ожидала, что буду читать про фантастический мир нового человечества (как у Ефремова, только более обосновано) (или, скорее, как у Мичио Каку), но нет.

Александр Альфредович не пытается построить картину фантастического мира, а вполне серьёзно размышляет о будущем (в основном о социальных изменениях, об изменениях ритма жизни, вида городов итд). При этом книга - особенно учитывая постоянные пассажи в соответствии с марксистско-ленинским мировоззрением - выглядит очень утопической и наивной.

Несмотря на это, во многом (особенно о социальных изменениях) автор не ошибся.
А во многих - ошибся.

Эксперты называют следующие сроки проникновения человека в космос:

изображение

@музыка: Alice Cooper - Stolen Prayer

@темы: читаю, Александр Альфредович Горбовский

08:09 

Советский этикет (1974)

Я — структурный беспорядок.
изображение

Составитель кандидат юридических наук, доцент Л. Г. Гринберг
Научный редактор доктор философских наук, профессор В. Г. Иванов

Авторы сборника показывают сущность и значение этикета в нашем обществе, его противоположность лицемерному буржуазному этикету, Раскрывают основные требования советского этикета, относящиеся к различным проявлениям человеческих отношений (в семье, в общественных местах, на работе).
Сборник рассчитан на широкий круг читателей, интересующихся вопросами культуры вообще, культуры поведения в частности. Вместе с тем он может помочь лекторам, выступающим по вопросам этики и культуры поведения, преподавателям учебных заведений, учителям средних школ.


Несмотря на противопоставление советского этикета буржуазному, сегодня (когда мы живём уже в совсем другой стране) многое (практически всё, за исключением некоторых рекомендаций) из этой книги осталось актуальным. Сборник не является сводом конкретных правил, так как конкретные правила зависят от конкретных ситуаций, и перечислить их все попросту невозможно. Это специально подчёркивается и в предисловии, и в текстах статей, и такой подход мне очень симпатичен.
Когда читала статью про деловой этикет, в которой много внимания было уделено поведению руководителя по отношению к подчинённым, ужасно расстраивалась, потому что мой руководитель умудряется нарушать _вообще все_ перечисленные правила. [Беркут предположил, что она тоже читала эту книгу.]

Как всегда при чтении подобных рекомендаций, я вспоминаю множество случаев, когда эти рекомендации нарушаются, и печалюсь от низкой культуры общения многих людей.
Я не являюсь безупречно вежливым человеком (особенно когда ругаю других людей), и тем не менее есть слишком большое количество ещё более невежливых. Но делать им слишком резкие замечания мне не позволяет воспитание.


— Делать замечания незнакомым людям — очень грубо! — наставительно сказала Алиса. — Так меня учили!

Шляпа сделал большие глаза — видимо, это замечание его сильно удивило. (Хорошенько подумав, его можно понять!)

Льюис Кэрролл — Алиса в Стране Чудес


А ещё у меня при чтении была крутая закладка:

читать дальше

@музыка: Ozzy Osbourne - Hellraiser

@темы: цитаты, читаю

10:17 

Айзек Азимов - Штрейкбрехер

Я — структурный беспорядок.
Забавная история из предисловия: Еще одна особенность этого рассказа. Я люблю порассуждать на его примере, как бестолково иной раз меняют названия произведений. Редактором журнала, в котором рассказ был впервые напечатан, работал Роберт У. Лоундес, умнейший и приятнейший человек из всех, с кем мне доводилось сталкиваться. Он не имел к этому никакого отношения. Какой-то идиот из верхних эшелонов издательской власти решил назвать рассказ "Мужчина Штрейкбрехер".
Почему "мужчина"? Что, по его мнению, должно было прояснить это слово в названии рассказа? Чем его обогатить? Улучшить? О Боже, я могу понять (хотя и не одобряю) забавные изменения, которые, с точки зрения издателя, привносят оттенок скабрезности и улучшают продаваемость книги, но в данном случае не произошло даже этого.
Ну и ладно, я вернул своему рассказу прежнее название - и точка.


Штрейкбрехер - это "разрушитель забастовок". Иными словами, наёмный рабочий, который может прийти и согласиться работать на тех условиях, от которых вы отказываетесь. "Незаменимых людей нет".

Рассказ оказался о толерантности, поэтому мгновенно проассоциировался с "Беспощадной толерантностью". Целью сборника была какая-то апагогия, дискредитация идеи толерантности путём доведения этой идеи до абсурда. Сам сборник вышел полностью провальным (и не смог бы достичь своей цели, даже если бы читатель ему помогал). А вот этот рассказ, как ни странно, мог бы убедить людей не_бороться за равноправие. Потому что в этом рассказе найден аргумент против борьбы до победного конца:

— Я на твоей стороне, Рагусник, но иначе не могу.
— Почему, если ты на моей стороне? Разве в твоем мире обращаются с людьми так, как они обращаются со мной?
— Больше нет. Но даже если ты прав, нельзя забывать о тридцати тысячах человек, живущих на Элсвере.
— Они бы уступили, ты все испортил. Это был мой последний шанс.
— Они бы не уступили. К тому же ты в некотором роде победил. Они поняли, что ты возмущен. До сегодняшнего дня они и подумать не могли, что Рагусник может быть недоволен, что он может причинить неприятности.
— Ну и что из того, что они это узнали? Теперь они всегда смогут пригласить человека из другого мира.
Ламорак энергично замотал головой. Эта мысль не оставляла его последние горькие часы.
— Они знают, а значит, начнут о тебе думать. Найдутся те, кто посчитает, что с человеком нельзя так обращаться. А если они начнут приглашать людей из других миров, вся Галактика узнает, что творится на Элсвере. Общественное мнение будет на твоей стороне.
— И?..
— Все изменится. Когда вырастет твой сын, ситуация поменяется к лучшему.
— Когда вырастет мой сын, — угрюмо повторил Рагусник. Щеки его ввалились. — А я мог добиться этого сейчас!.. Ладно, я проиграл. Я возвращаюсь к работе.


Думаю, медленные изменения социо-культурных стереотипов большинством воспринимаются естественными (более естественными, чем насильственная попытка разом что-то изменить), и мне часто встречались люди, всерьёз считающие, что против "общественных норм" идти нельзя (даже если эти нормы действительно плохие).
К сожалению, сторонники этого аргумента нередко упускают из виду то, что вот эта первоначальная борьба (с поражением) является _необходимой_ частью "естественных" изменений. Наиболее детская формулировка, которую я слышала: "не понимаю, чего негры так возмущались, что их дискриминируют? подождали бы всего лет пятьдесят [или пару веков - зависит от того, что человек считает началом борьбы], и само б наладилось!"
В действительности же очень многие вещи, которые сегодня кажутся естественными, являются, фактически, продуктами жестокой борьбы.




Рассказ хороший.

@музыка: Элизиум - Свобода, равенство, братство

@темы: цитаты, Айзек Азимов, читаю

10:55 

Майри Маккензи - Мода. Путеводитель по стилям (русское издание - 2010)

Я — структурный беспорядок.
Про английское издание я так и не поняла: или 2004, или 2009.

Аннотация: Этот удобный справочник - настоящий путеводитель в мире моды. С его помощью вы сможете ориентироваться среди многочисленных модных стилей, научитесь разбираться в наиболее значимых культурных направлениях, а благодаря небольшому формату книга станет вашим неразлучным спутником в поездках по городам - центрам мировой моды.

Доступный язык, простая терминология и многочисленные иллюстрации - несомненные достоинства этой книги. Описание каждого стиля сопровождается списком важнейших "служителей моды" - дизайнеров, модельеров, художников и просто людей, внёсших значительный вклад в развитие данного направления, а также ключевыми понятиями, позволяющими без труда идентифицировать любой модный стиль, и перечнем музеев, в которых можно ознакомиться с образцами данного стиля.

В справочном разделе вы найдёте словарь терминов, хронологию развития моды, а также перечень стран и городов для "модного" туризма.


предыстория

изображение


Это всего лишь краткий справочник - как раз для меня (потому что я о стилях не знаю практически ничего). Претенциозность аннотации веселит, конечно (модный туризм мне попросту не по карману, да и неинтересен, а книгу я в любом случае таскать с собой бы не стала: это справочник не того уровня). С ним можно работать, выполняя простенькие дизайнерские задания. Никаких тайн о мужской моде, которая безумнее женской, там не разглашается. Просто коротко описываются стили с 17 по 21 века.

Ещё в нём есть любопытные мини-факты, например, читать дальше

Особенно меня порадовало, что характерный каплевидный персидский орнамент, известный в России как "индийский огурец", на Западе называется "пейсли". Меня очень смущало произносить "индийский огурец".

В общем-то, это и всё, что я вынесла из этой книги. Впрочем, ещё мне понравился жакет:

читать дальше


Это сюрреализм. Автор Эльза Скиапарелли, мотив Жана Кокто, модный дом "Lesage".
Мне нравятся многие стили, но этот жакет достаточно любопытно оформлен, чтобы подольше удержать моё внимание.

@музыка: Nirvana - You Know You're Right

@темы: читаю, Майри Маккензи

09:21 

Брайан К. Воган, Фиона Стэплс — Сага (2012-2014)

Я — структурный беспорядок.
Аннотация: В мире полном интриг, где магия соседствует с наукой, идёт непрекращающаяся война двух сторон. Но двое возлюбленных смогли найти друг друга, и теперь за ними охотится вся галактика. Смогут ли они выжить в этой смертельной игре? Приключение начинается здесь!

Я уже говорила, что не люблю графические романы? Короткие комиксы (которые для меня являются, в общем-то, иллюстрированными _текстовыми_ шутками (например, заяц ПЦ или Гарфилд)) - вполне признаю. А вот так называемые графические романы (разница в данном случае субъективная) проигрывают и в визуальной части (даже если это красивые иллюстрации, они слишком мелкие, чтобы в них помещалось _действительно_ много), и в текстовой. Визуальную часть я готова простить, всё равно я редко смотрю фильмы, а вот текстовую - не могу. Здесь нельзя рассказывать историю, как в книге, но при этом нельзя показывать, как в фильме. Из-за этого идёт большая нагрузка на диалоги, а это может привести к их ненатуральности.

В "Саге" ненатуральности, как ни странно, нет. Стоит заметить, что тут нет и истории, то есть автор не утруждает себя подробнейшими описаниями предшествующих событий. Героев и их рефлексий, как таковых, тут тоже нет (им можно даже не сопереживать). Однако неглубокой "Сагу" тоже назвать нельзя, потому что тут есть любопытный мир, много некартонных персонажей и сюжет. Вернее, даже не сюжет, а цепочка событий, которая не известно, чем кончится.

И весьма неплохие диалоги, которые можно разбирать на цитаты. Много шуток, некоторые из них кажутся мне излишними (например, я не считаю замену ёмкого матерного выражения витиеватой словесной конструкцией таким уж интеллектуальным приёмом - но я знаю, что людям это нередко нравится), но не часто.

Я не люблю графические романы. Вот рецензия от более восторженного зрителя (с картинками): Saga: давным−давно, в далекой, далекой галактике… - обязательно прочитайте.

изображение

@музыка: System Of A Down - Chic 'N' Stu

@настроение: [Я читала "Сагу" с сайта jurnalu.ru]

@темы: читаю, смотрю, Фиона Стэплс, Брайан К. Воган

08:28 

Дебипрасад Чаттопадхьяя — Индийский атеизм (1969) (русское издание - 1973)

Я — структурный беспорядок.
Марксистский анализ.

От автора: читать дальше

Предисловие автора: читать дальше

Предисловие автора к русскому изданию: читать дальше


На первый взгляд казалось, что я не готова к чтению, потому что весьма слабо представляла, кто такие буддисты махаяны и джайнисты в особенности, как и ньяя-вайшешики и мимансаки, и прочие неизвестные мне группы. Однако автор учитывает возможную необразованность читателя, поэтому даёт достаточные и понятные пояснения.

Другая трудность, которую я ожидала, - это трудность чтения идеологического труда: я ведь знаю слишком много спойлеров. Но это тоже почти не мешало.
Почти вся книга посвящена главной цели автора: борьбе с мнением, будто бог является высшим проявлением существования во всей истории индийской философской мысли. Чтобы доказать, что это не так, Чаттопадхьяя погружается в историю этой самой мысли и показывает, какое место в ней отводилось богу. Ищет истоки индийского атеизма, натурализма, рассказывает об атеизме санкхьи (оказавшей огромное влияние на индийскую философию), атеизме Будды и буддийской философии, джайнском атеизме, атеизме мимансы и, наконец, атеизме ньяя-вайшешиков (поздние представители которых защищали позиции теистов) и даже Вед (которые считаются исключительно религиозной штукой).

При этом автор не затрагивает "очевидных" атеистических школ (впрочем, у него есть отдельная книга "Локаята даршана" об истории индийского материализма), а также не ищет подтверждение атеизма в индийском фольклоре и не останавливается подробно на ошибках раннего атеизма и на концепциях, которые для нас являются религиозными (например, концепции души).
За всё это его упрекают в послесловии, однако я считаю, что это чрезмерно раздуло бы книгу и затруднило её восприятие. По собственному признанию, Дебипрасад Чаттопадхьяя писал книги скорее популярного, чем дотошно-научного характера.

Цель автора вполне достигнута, на протяжении всей книги понимаешь, что индийские - восточные - философы мало отличались от западных, то есть противостояние Востока и Запада не такое уж и противостояние, хотя, конечно, есть [некритичная] специфика, которую интересно замечать.
Однако я не могу посоветовать эту книгу обязательной для чтения - разве только если вы интересуетесь индийской философией. Если она будет интересовать вас только с точки зрения теизма или атеизма, то ценность для нашей культуры (с привычной авраамической религией, а также с уже принципиально другим уровнем научного развития) будет не очень велика.

изображение


Очень красочная и интригующая обложка, не правда ли? (:

@музыка: System Of A Down - Old School Hollywood

@темы: читаю, Дебипрасад Чаттопадхьяя

14:12 

Нуэль Эммонс - Чарльз Мэнсон: подлинная история жизни, рассказанная им самим (1988)

Я — структурный беспорядок.
Аннотация: В конце июля и в августе 1969 года произошли восемь весьма загадочных убийств. Они были совершены со зверской жестокостью, только вот дикие звери не пользуются ножами и пистолетами, а после убийства не оставляют посланий, неровно выведенных кровью жертв. Среди убитых были беременная Шэрон Тейт-Полански и её друзья. Через короткое время полиция арестовала нескольких человек, оказавшихся связанными тесными узами "семьи", которую возглавлял Чарльз Мэнсон. Все они были осуждены на смертную казнь, которую впоследствии заменили пожизненным заключением. Обстоятельства происшедшего были раздуты СМИ в грандиозный скандал, что во многом и сделало Мэнсона всемирно известной культовой фигурой: если "фрукт - это яблоко", то "жестокий убийца - это Мэнсон". Нуэль Эммонс познакомился с Чарльзом Мэнсоном задолго до этих событий, угодив в тюрьму за автомобильную кражу, но первоначальное их знакомство было недолгим. Второй раз их пути пересеклись в 1960 году, когда Эммонс вновь оказался в тюремной камере. После этих перипетий Эммонс стал заниматься фотожурналистикой и сотрудничать с несколькими американскими и европейскими журналами. В 1979 году он вышел на Мэнсона, отбывающего пожизненное заключение, и стал брать у него интервью. Продолжительные беседы Эммонса с Чарльзом Мэнсоном и стали этой книгой.

Я преисполнена к Мэнсону безграничного сочувствия. Я совершенно его не оправдываю - он и сам себя не оправдывает - но при этом я далека от того возмущения, которое высказано, например, вот в этой рецензии: www.livelib.ru/review/230621

Мэнсон не спорит, что посадили всех правильно. Но он возмущён тем, как проходил суд. Суд проходил несправедливо. И тут я Мэнсона тоже отлично понимаю: даже если результат правильный, путь к результату тоже должен был быть правильным. Я постоянно с этим сталкиваюсь.

Мэнсон винит культуру, которая породила его и тех, кто решил за ним последовать. И в этом он, безусловно, тоже прав.

Но главное, почему я испытываю к Мэнсону сочувствие: его биография не слишком отличается от биографии несколько позже родившихся Вишеса, или Кобейна, или прочей неформалоты. Это множество давящих обстоятельств, неприятное детство и прочее множество нелепых случайностей, которые просто "так сложились". Обстоятельства бывают сильнее человека, и человек не всегда может им противостоять. Должен - и поэтому виновен - но не может.
И приписывать Мэнсону всё то, что ему приписывают, и делать его олицетворением всего мирового зла уж точно неправильно.

Кстати, Чарльз Миллз Мэнсон жив по сей день. Было бы очень любопытно узнать, что о нём скажут, когда он умрёт. А в ноябре прошлого года он женился на двадцатишестилетней девушке.

изображение

@темы: Чарльз Миллз Мэнсон, Нуэль Эммонс, читаю

07:39 

James Greenwood - The true history of a little ragamuffin (1866)

Я — структурный беспорядок.
Аннотация: Автор книги, английский писатель Д. Гринвуд, на примере главного героя показывает тяжелую жизнь детей бедняков в условиях капиталистического общества конца XIX в.
Книга адаптирована, снабжена постраничными пояснениями и англо-русским словарем.
Предназначается пособие учащимся VII класса школ с углубленным изучением английского языка. Может быть использована в 9-м классе средней школы.

Dear young readers!
You have read books by Charles Dickens, Charlotte Brontё and other famous children in capitalist countries. The book which you are going to read now is another book of this kind, written by an English writer of the 19th century James Greenwood. It will tell you about the life of a little boy of your age who was all alone in London, with no home, no warm clothes or shoes, and with nobody to take care of him. It is a book about exciting adventures and about true friendship among boys, which helps to overcome all hardships. Maxim Gorky read this book when he was a boy, and it produced a great impression on him. He wrote later that Greenwood's book had cheered him greatly in his own hard childhood.


Я не хотела читать адаптированную книгу, но я хотела отдохнуть и переключиться на что-нибудь, а тут вдруг эта книга, а у неё такая чудесная аннотация (: "тяжёлая жизнь бедняков в условиях капиталистического общества" (=

Прочитала, затаив дыхание, потрясающая книга, надо будет неадаптированную найти (знаем мы эти адаптированные, наверняка вырезали кучу всего, там главы поделены на части из трёх абзацев, максимум на страничку).

Детские книги вообще все такие простые-простые, наивные-наивные, а как начнут о чём-нибудь страшном рассказывать, так волосы дыбом становятся.

Из этой книги совершенно непонятно, почему Максим Горький говорил, что that Greenwood's book had cheered him greatly in his own hard childhood. Как она может "cheered"? она же страшная! И заканчивается совсем не детством: в ней нет чёткого "жили долго и счастливо". Автор вроде бы упоминает, что дальше всё хорошо было, но это так... сжато, что не слишком-то верится. Уж сказки там точно нет.
А учитывая общую краткость повествования, она бы уж точно не помогала мне в детстве. Вот если бы герой больше рассказывал всяких подробностей - тогда возможно. Так что я же говорю - нужно читать полностью.

Писать о ней можно долго: и о скомканном конце, и о любопытных способах решения проблем (там много честных людей, а разрешается всё благодаря полиции), и о 19-м веке в целом - но не хочется, потому что она адаптированная. Надо будет прочитать в оригинале, тогда можно будет поговорить (:

@темы: читаю, Джеймс Гринвуд

11:41 

Евгений Львович Мороз - Весёлая Эрата: Секс и любовь в мире русского Средневековья

Я — структурный беспорядок.
Книга 2011 года.

Книгу мне когда-то посоветовал Мэлтир, и я долго не могла до неё добраться, хотя обычно стараюсь посоветованное прочитать первым.

Аннотация: Книга Евгения Мороза посвящена исследованию секса и эротики в повседневной жизни людей Древней Руси. Автор рассматривает обширный и разнообразный материал: епитимийники, берестяные грамоты, граффити, фольклорные и литературные тексты, записки иностранцев о России. Предложена новая интерпретация ряда фольклорных и литературных произведений.

Увлекательное и любопытное чтиво. Пожалуй, всем советую.
По увлекательности можно сравнить с книгой-исследованием детского фольклора, попавшим мне как-то в руки. Тоже большое количество непристойных текстов и их анализ (:
Помимо этого, любопытные подробности положения женщины и отношения к женщине в русском обществе. Очень отрезвляет и освежает разум.

изображение

@темы: читаю, Евгений Львович Мороз

14:48 

Алан Мур, Дэвид Ллойд - V for Vendetta

Я — структурный беспорядок.
Я начал «V значит вендетта» летом 1981 года, чтобы чем-то занять руки во время отпуска на острове Уайт. Моей младшей дочери, Эмбер, было тогда всего несколько месяцев. А закончил я работу зимой 1988-го, с перерывом в пять лет, который возник из-за прекращения выпуска журнала «Warrior», где роман начинал публиковаться. Эмбер было уже семь. Не знаю, зачем я об этом пишу. Это просто одно из тех обстоятельств, которые вдруг ни с того ни с сего могут ошеломить так, что ты просто садишься там, где стоял.

Вместе с «Marvelman» (ныне переименованным в «Miracleman») «V значит вендетта» относится к моим первым попыткам создания графического романа и знаменует начало моей карьеры. Поэтому (в частности) в первых эпизодах есть приёмы, которые по прошествии времени смотрятся теперь, после всех изменений, которые претерпел за это время жанр, несколько странно. Надеюсь, что вы с пониманием отнесётесь к определённой дилетантской неуклюжести и поддержите нас в убеждении, что всё же лучше оставить эти эпизоды без изменений, со всеми изъянами и недостатками, чем цинично искоренять следы юношеской неопытности.

Из тех же ранних эпизодов видно, что в политике я тоже был не слишком искушён. Тогда, в восемьдесят первом, термин «ядерная зима» ещё не стал общеупотребительным выражением, и хотя мои догадки о климатических изменениях оказались в конечном итоге на удивление близки к истине, никуда не деться от допущения, на котором строится весь сюжет: ядерную войну, пусть и не полномасштабную, можно пережить. Надо, конечно, отдать справедливость мне и Дэвиду — более точных прогнозов нашего политического будущего в форме комикса в то время не было. Достаточно сказать, что одной из основных сюжетных предпосылок было поражение консерваторов на выборах 1982 года, и станет понятно, насколько успешны мы в роли коллективной Кассандры.

Сейчас на дворе 1988 год. Маргарет Тэтчер уже в третий раз занимает пост премьер-министра и уверенно говорит о том, что эпоха правления консерваторов продлится и в следующем столетии. Моей младшей дочери семь, а в жёлтой прессе обсуждается идея создания концентрационных лагерей для больных СПИДом. Полицейские из новых подразделений носят чёрные маски, как и их лошади, а на крышах их машин размещены вращающиеся камеры. Правительство выражает желание покончить с гомосексуализмом, даже как с абстрактным понятием, и можно уже делать ставки на то, какое из меньшинство подвергнется преследованию следующим. Я подумываю о том, чтобы забрать свою семью и уехать из этой страны, и, может быть, через пару лет я так и поступлю. Здесь холодно, беззащитно, и мне здесь больше не нравится.

Доброй ночи, Англия. Доброй ночи, Министерство внутренних дел и V в значении Виктория — Победа.

Здравствуй, «Вестник Судьбы» и «V значит вендетта»
Алан Мур,
Нортгемптон, март 1998 года


Это послесловие написано Аланом Муром для первого выпуска американского журнального переиздания романа в издательстве «DC Comics» и воспроизведено в этом издании без изменений.


Я уже говорила, что фильм мне не понравился (и Беркут в комментариях даже объяснил, чем). Комикс мне тоже не понравился: он не дотягивает до фильма по зрелищности, а без зрелищности там мало что есть. Сюжет строится на диалогах, на красивых образах, но в статике это всё выглядит убого. И ещё более убого выглядит графика, особенно страшные там женщины.

Сюжет фильма выстроен намного более удобно для восприятия, и в этом его огромный плюс. Взяты все самые сильные стороны комикса.

Однако сюжетное развитие комикса мне всё-таки понравился больше: он менее форсирован и чуть более правдоподобен.

А вот обсуждать его значимость или другой интерес мне уже не хочется (хотя я могу поговорить об этом, если вы начнёте), потому что с момента прочтения прошло слишком много времени.

@музыка: Земфира - Почему

@темы: Алан Мур, Дэвид Ллойд, смотрю, читаю

главная