Trotz allem

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: читаю (список заголовков)
20:05 

Зигмунт Бауман - Глобализация. Последствия для человека и общества

Вопреки всему.
аннотация

«Глобализация» сегодня у всех на устах; модное словечко, быстро превращающееся в лозунг, в заклинание, в некий ключ, способный открыть дверь к любым существующим и будущим загадкам. Для кого-то «глобализация» — это то, что нам необходимо для счастья, для других — причина всех несчастий. Однако для всех глобализация — это неизбежная фатальность нашего мира, необратимый процесс; кроме того, процесс, в равной степени и равным образом затрагивающий каждого человека. Нас всех «глобализуют» — а быть «глобализуемым» означает в общем одно и то же для всех, кто подвергается этому воздействию.

Все модные словечки, как правило, ждет одна и та же судьба: чем больше их претензии прояснить что-либо, тем менее ясным становятся их смысл. Чем больше они вытесняют ортодоксальные истины, тем быстрее сами превращаются в непререкаемые каноны. Попытки понять явление с помощью гипотез исчезают из поля зрения; речь идет о «состоявшихся событиях» и качестве «внешнего мира» — именно их новое понятие, казалось бы, «объясняет», именно на их основании оно претендует на иммунитет от неудобных вопросов. «Глобализация» не является исключением.

Бауман размышляет о глокализации (о том, что в реальности глобализация, то есть _общий_ мир для всех, кто может быть мобильным, неотделим от локализации, усугубления различий и возведения границ для тех, кто не может позволить себе роскошь независимости от территории).

Мобильными могут позволить себе быть далеко не все, но при этом практически для всех, кого ни спроси, личными ценностями и стремлениями оказываются "свобода" в том числе как свобода передвижения, отсутствие привязанности к какому-либо месту.

Те, кто не может позволить себе покинуть "дом" (то есть территорию), чувствуют себя запертыми внутри,, но те, кто живёт переездами с места на место, чувствуют, будто заперты _снаружи_.

При этом нельзя быть действительно "неподвижным" в постоянно меняющемся мире: даже те, кто сам не может изменять свою жизнь и окружающие обстоятельства, не могут быть уверены, что обстоятельства не изменятся под влиянием других сил. Сама книга начинается с утверждения Данлэпа, которое ещё не так давно приходилось доказывать, а теперь звучит, как само собой разумеющееся: "Компания принадлежит не ее сотрудникам, поставщикам или местности, где она расположена, а тем, кто в нее инвестирует" - что означает, что ни сотрудники, ни поставщики, ни представители местного сообщества не имеют права влиять на решения, принимаемые теми, "кто инвестирует". Не зависящие от пространства инвесторы, которые могут находиться в любой точке пространства, могут просто решить, что им выгоднее перенести производство в другое место, - а с последствиями такого решения придётся разбираться "местным".

В итоге мир оказывается разделённым на "туристов" и "бродяг" - одни не хотят оставаться на месте, другие не могут, потому что их всё время вынуждают к движению. Причём мир без бродяг - это утопия, о которой грезят туристы,, и они же (туристы) не могут без бродяг, потому что именно бродяги дают им возможность почувствовать удовольствием от своего туризма, почувствовать свою успешность.

Обитатели первого мира живут во времени, пространство для них ничего не значит, ведь любое расстояние они способны преодолеть за секунду. Именно этот опыт Жан Бодрияр выразил в образе «гиперреальности», где виртуальное уже неотделимо от реального, поскольку и то, и другое в равной степени обладает или не обладает «объективностью», «экстравертностью» и «карающей силой», которые Эмиль Дюркгейм определил как признаки любой реальности. Обитатели второго мира, напротив, живут в пространстве, тяжелом, вязком, неприкасаемом, которое связывает время и не допускает людей к контролю над ним. Их время пустынно, в их времени «никогда ничего не происходит». Лишь виртуальное, телевизионное время структурировано, у него есть «график», а остальное время течет монотонно, оно приходит и уходит, ничего не требуя и, похоже, не оставляя следа. Его «осадок» появляется внезапно, незамеченный и неожидаемый. Нематериальное и легковесное, эфемерное, лишенное всего, что могло бы наполнить его смыслом и тем самым придать силу тяжести, время не властно над абсолютно реальным пространством, в котором заперты обитатели второго мира.

Для жителей первого мира — все более космополитичного, экстратерриториального мира глобальных бизнесменов, менеджеров культуры, ученых — государственные границы открыты, подобно тому, как не существует их для товаров, капитала и финансов. Для обитателя второго мира стены иммиграционного контроля, законов о праве на жительство, политики «чистых улиц» и «нулевой терпимости» становятся все выше; рвы, отделяющие их от вожделенных мест и лелеемого в мечтах избавления — все глубже, а мосты, при первой же попытке их пересечь, оказываются подъемными. Первые путешествуют, куда пожелают, получают от путешествия немалое удовольствие (особенно, если летают первым классом или частными самолетами), их уговорами и посулами побуждают к путешествиям, а когда они трогаются в путь, встречают улыбками и распростертыми объятиями. Вторые путешествуют тайком, зачастую нелегально; иногда им приходится выкладывать больше денег за место в переполненном четвертом классе вонючего видавшего виды судна, чем первым — за позолоту и роскошь бизнес-класса, и при этом их встречают хмурыми взглядами, а если не повезет, то и вовсе арестовывают по прибытии на место, а затем депортируют обратно.

Разделение на тех, кто может, и тех, кто не может, - это различие не только в возможностях, но и пространственное. Почти в каждом городе есть "успешные" и "неуспешные" районы, в каждой стране есть "успешные" и "неуспешные" города, наконец, есть "успешные" и "неуспешные" страны. Те, кто добился успеха, стараются покинуть "плохое" место. Те, кто его не добился, никуда не деваются. Не в последнюю очередь потому, что те, кто переехал, стараются оградить своё пространство, сделать его неуютным для чужаков при помощи заборов, камер слежения и прочих дискомфортящих вещей. Детерриторизация власти, таким образом, идет рука об руку с еще более жесткой структуризацией территории. Разумеется, это порождает и обратный процесс: те, кого заперли в конкретных районах, стараются подчеркнуть свою идентичность и тоже не любят чужих.

Процесс глокализации - это основное, о чём говорит Бауман. В лице туристов и бродяг мы получаем два совершенно разных мира, живущих по разным законам, имеющих разный жизненный опыт и не имеющих никакой возможности обменяться этим опытом или вообще построить диалог.

В современных городах установился «апартеид по районам»: те, кто может себе это позволить, покидают грязные и убогие кварталы, к которым «прикованы» другие — те, кому переезд не по средствам. В Вашингтоне этот процесс уже завершился, в Чикаго, Кливленде и Балтиморе — близок к завершению. На Вашингтонском рынке жилья дискриминации нет. И все же в городе существует невидимая граница, проходящая по 1б-й улице на западе и вдоль реки Потомак на северо-западе, которую оставленным за нею лучше не пересекать. Подростки, оставшиеся за этой невидимой, но абсолютно реальной границей, ни разу в жизни не видели центр Вашингтона со всем его блеском, кичливой элегантностью и утонченными развлечениями. Этого центра в их жизни просто не существует. Люди, живущие по обе стороны границы, не общаются друг с другом. Их жизненный опыт так резко различается, что просто непонятно, о чем они могут говорить, случись им встретиться и остановиться поболтать. Как заметил Людвиг Витгенштейн: «Если бы львы умели говорить, мы бы их не поняли».

Он ещё о много чём говорит: об исчезновении общественных мест и заменой их на частные клубы, о стирании личного и заменой его на удобные ярлыки, к которым и применяется суждение, об отюремливании заключённых (процессе, который можно наблюдать не только в пределах тюрьмы), о том, что глобализация - это не то, что мы делаем, но то, что с нами происходит (то есть не организация нового порядка, а вынужденные условия жизни), о возникновении мини-государств, которые могут теперь назваться государствами, хотя не могут обеспечить себе независимости в должной мере... но в целом, я думаю, содержание книги уже понятно, чтобы сделать для себя какие-то выводы (.

@музыка: Зимовье зверей - Плюс-минус блюз

@темы: читаю, Зигмунт Бауман

16:50 

Славой Жижек - О насилии

Вопреки всему.
аннотация

Жижек проходит от субъективного насилия к системному, от системного переходит к природе насилия вообще, причинам его возникновения и заканчивает "божественным" насилием, которое не содержит в себе никакого дополнительного смысла.
Субъективное насилие - это понятно. Это действия, выходящие за рамки общепринятого закона. Самым очевидным примером Жижек берёт терроризм, попутно объясняя, что такое насилие, как правило, является _реакцией_ на системное.
Системное насилие - это и есть закон. Это та самая система гласных или негласных общественных норм и правил, которым все вынуждены подчиняться. Формально у нас есть свобода выбора, но только в том случае, если мы сделаем "правильный" выбор.

Всё это предваряется (и заканчивается) лирическим отступлением, что современного человека все призывают к действию, к активности: НЕТ ВРЕМЕНИ ОБЪЯСНЯТЬ, ДЕЙСТВУЙ - а Жижек утверждает, что иногда единственное настоящее действие, - это остановиться и подумать, что же, всё-таки, тебе предлагают.

Что прекрасно в Жижеке - он не преподносит свои убеждения в виде какой-то истины, а последовательно разбирает всё, что только попадётся под его взгляд: ненависть и любовь, подавление и отторжение. Отдельное удовольствие доставляет его чувство юмора. И множество рецензий на фильмы - он постоянно пишет рецензии на фильмы и иногда ссылается на них.

Этого автора читает каждый из моих преподавателей. Философия для меня - осмысление и переосмысление жизненных реалий (поэтому я и считаю допустимым находить параллели в самых неожиданных местах: в тех же фильмах, например), поэтому я не боюсь, что в споре мы будем ссылаться на одного и того же автора [насколько на него возможно ссылаться]: напротив, это убедит меня в том, что разногласия нужно искать где-то глубже внешних ярлыков.

@музыка: Зимовье зверей - Летайте самолётами

@темы: читаю, Славой Жижек

16:53 

Фрэнк Патрик Герберт - Хроники Дюны

Вопреки всему.
Эта фантастическая гексалогия охватывает период в 5000 лет и является одной из самых масштабных эпопей в истории мировой фантастики.

1. Дюна
2. Мессия Дюны
3. Дети Дюны
4. Бог-Император Дюны
5. Еретики Дюны
6. Капитул Дюны

Википедия говорит, что на этих шести "Хроники Дюны" обрываются, а Либрусек признаёт существование Охотников Дюны и Песчаных червей Дюны. А Википедия говорит, что это было написано сыном Фрэнка (Брайаном Гербертом) в соавторстве с Кевином Андерсеном, по сохранившимся черновикам. И так как они ещё много чего про Дюну написали, а у меня совершенно нет времени это читать, то я сделаю перерыв в хрониках Дюны и почитаю что-нибудь другое.

Тёплая ностальгия по детству: бумажные хроники Дюны и Dune на игровой приставке (а ещё фильм есть - но вот он как-то стороной меня в детстве обошёл). Пока я на этой волне, я посмотрю фильм, и сериал посмотрю, и буду пить только меланж (не могу теперь смотреть на кофе-меню нормально), и буду задумываться о том, каким именно образом, по мнению Герберта, человечество пришло именно к той системе, в которой оно оказалось на начало первой книги. Он, конечно, упоминает Бутлерианский джихад (и он, конечно, писал в то время, когда его ещё можно было представить), но я хочу знать подробности (.

Если говорить о самих книгах, то они действительно с ужасным переводом (плюс распознаватель текста). Я постоянно спотыкалась на: "Так это и есть их Тлейлакса страшное оружие", "Вы теряете наше время", "Подождём, пока она окажет удовольствие к нам присоединиться", "Суть, вот до чего докопаться стремилось её любопытство" - и прочие речевые ошибки и выверты.

Каждая книга описывает _отдельный_ исторический период. То есть тут не идёт речи об одном главном герое, это именно хроники. Противостояние Великих Домов Харконненов и Атридесов - Заговор против Императора - Сомнения Квизатза - Правление Бога-Императора - Выросшая на Дюне ересь против Бога-Императора (и не только) - и, наконец, правящие умы Дюны, которые задумали какой-то новый виток истории (который, как всегда, претерпел некоторые корректировки).

Первая книга хороша тем, что эпиграфы к каждой главе являются кусочком сохранившихся в истории воспоминаний о произошедшем в этой главе. То есть постоянное напоминание о том, что описываемые события _уже случились_, причём довольно давно. Отдельное удовольствие видеть расхождения между исторической точкой зрения и действительными событиями. Вторая книга старается сохранять тот же статус эпиграфов, но получается уже хуже. В остальных книгах эпиграфы уже не являются пересказом главы.

Перед Детьми Дюны неожиданно оказалось предисловие к началу (, в котором автор рассказывал, зачем он вообще всё это решил писать. И это тоже интересно.

Дети Дюны начинают читаться нудновато, но потом становится хорошо. Бог-Император - лучшая книга из хроник. Еретики тоже сначала нудятина (куда хуже Детей), а Капитул наборот, вначале бодренько, а потом внимание удерживать трудно.

Такое впечатление, что основная мысль, вдохновляющая автора, - это интриги внутри интриги внутри интриги. А потом ящики внутри ящиков внутри ящиков, или стены перед стенами перед стенами, или привыкание и привыкание и привыкание, или о чём он там ещё говорил. Мысль интересная, но такое количество повторений мысли как-то отбивает интерес (ну хоть не как Фрай).

Но главное не это. Мир замечательный. Мне, в общем-то, нравится.
Обидно, что Фрэнк Герберт не дописал: ведь сам процесс истории на уже описанном не заканчивается, и продолжать его можно, в принципе, в обе стороны. Может, я и найду потом время почитать, что получилось у Брайана Герберта с Кевином Андерсеном.

@музыка: Iron maden - Out of the Silent Planet

@темы: читаю, Фрэнк Патрик Герберт

06:44 

Корешкова Л. Д. - Что и как читают подростки

Вопреки всему.
Это просто исследование подросткового чтения. В конце, конечно, даются рекомендации, но если вам это в жизни не нужно, то можно и не читать (хотя там перечисляются любимые книги детей. Ну, вдруг у кого-то есть дети, которым можно порекомендовать книги. Если это сработает, конечно).
Надо будет другие какие-нибудь статьи Корешковой почитать, это может быть любопытный библиотекарь.

Считается, что досуг подростка заполняется дискотеками, компьютерными играми, телевидением или пустым «времяпровождением». Исследование говорит, что это не так, причём результаты у них по мальчикам/девочкам совсем другие:

Читают книги — 55% / 64%
Проводят время с друзьями — 48% / 41%
Слушают музыку — 33% / 31%
Смотрят телевизор — 26% / 17%
Ходят в кино — 5% / 5,5%
Играют в компьютерные игры — 5% / 2%

Это можно объяснить и тем, что в районных центрах подросткам не всегда удается посмотреть новые фильмы, у городских ребят в этом плане больше возможностей. Компьютерные игры увлекают 5% мальчиков и 2% девочек, - в какой то мере это связано с тем, что многие сельские ребята не имеют дома компьютера. В некоторых анкетах так и указано: «У меня нет компьютера».
[Даже те, у кого есть комьютер, всё равно любят читать.]

Весело, что читатель – подросток в ходе исследования предстает как фигура достаточно противоречивая. С одной стороны, он заявляет, что самые интересные книги – это «фэнтези» и «ужастики», с другой - неоспоримое первенство отдает А. С. Пушкину. Не думаю, что это связано, но мне встречались очень многие с позицией "не читал, но считаю гениальным" - обычно из каких-то патриотических настроений или потому, что так считает тот, чьё мнение авторитетно.

Некоторое неудовольствие почувствовала от упоминания того, что педагоги и психологи утверждают, что если ребенок не читает, то возникают препятствия к становлению и развитию личности. Появляется риск пополнения общества ограниченными людьми, с пониженными возможностями к социальной адаптации, с неразвитыми творческими способностями. Вот почему проблема чтения детей и подростков заслуживает возведения ее в ранг задач государственной важности. Я считаю, что это зависит ещё и от того, _что_ читать. А это значит, что можно и не читать, если есть что-то с такими же характеристиками. А можно зачитываться сомнительного культурного уровня журналами. А можно быть задротом и зачитываться чем-то, что никак не повышает социальные навыки.


А нечитающие подростки - это стереотип. Причём среди подростков он, кажется, тоже есть (,

@музыка: Барто - Берлин

@темы: читаю, Л. Д. Корешкова

17:45 

Старых Нина Владимировна - Неманипулятивная реклама: миф или реальность?

Вопреки всему.
Старых предлагает деление в разновидностях манипулятивной рекламы:
- преувеличение выгод товара;
- модели убеждения в выгодах (модель убеждения, основанная на рациональной аргументации; модели мотивации (задействование бессознательного, как, например, мотивы секса в рекламе)
- и игровые модели (как _правильно_ должен поступать человек в некоей ситуации).


Я в своей курсовой неэтичные приёмы делю на три другие условные группы.
Её деление кажется мне любопытным. Но она говорит о манипулятивной рекламе, а я не только о манипулятивной, но и о потенциально опасной для общества (и для рекламного рынка).

В целом статья небезынтересная, как, в принципе, всё, что написано любым умным человеком. То есть если вам не надо, можете и не читать, это вы выбираете сами.

Основная мысль, как я её для себя нашла, такая, что действительно крупные бренды давно уже перешли на социетальный маркетинг (и социально ответственную рекламу), а проблемной зоной являются мелкие рекламные агентства, которых много. И вот тут я с ней согласна полностью, так как разруха не в клозетах, а в головах. С нашей рекламой всё не так уж плохо, как принято думать. Но вот только от того, что принято так думать мы получаем как негативное отношение со стороны выходцев из 90-ых (негативное отношение к рекламе, по мнению Старых, - и я с ней опять-таки согласна - берёт начало именно в 90-х, когда на рынке рекламных услуг (и в других сферах деятельности) царило неконтролируемое безумство), а также халатное отношение от нынешних работников рекламы, многие из которых не имеют ни действительного сколько-нибудь серьёзного опыта, ни профессионального образования, ни желания (да и причин) строить долгосрочные коммуникации и заботиться о будущем (они куда больше озабочены получением настоящей прибыли, чем будущей).

@музыка: Nirvana - Oh, me

@темы: Нина Владимировна Старых, для, читаю

14:45 

Sean Crist - Rusty is a homosexual

Вопреки всему.
In the park, McKim met a man. "Hello, little boy," said the man. "How would you like some ice cream?"
McKim knew exactly what the man was after. Maybe this was his big chance! "Have you a fireman uniform?" asked McKim.
"No, I'm afraid I haven't," said the man.
"Oh," said McKim, disappointed. Then he kicked the man in the balls to show him what he thought of child molesters.



читать дальше

@музыка: Ундервуд - Новые бременские музыканты

@темы: читаю, Шин Крист

17:15 

Шин Крист - Сказка про Ростика

Вопреки всему.
В парке Ростик встретил мужчину.
- Привет, малыш! - сказал этот мужчина. - Хочешь мороженного?
Ростик прекрасно понял, что нужно было этому человеку. А может, попробовать?
- А у тебя есть пожарная униформа? - спросил Ростик.
- Нет, боюсь, что нет, - ответил мужчина.
- Плохо, - сказал разочарованно Ростик. Затем он ударил мужика по яйцам, чтобы показать своё отношение к педофилам.


неважно

@музыка: Геральдика - Чёрная-белая

@настроение: сегодняшний случай показал, что с самозащитой у меня всё не так уж и плохо. Правда, она всё равно довольно специфична и неадекватна. Но обычно я её наличие только теоретически могу доказать.

@темы: читаю, Шин Крист

09:28 

Его звали Пауль

Вопреки всему.
Я тут "Хроники Дюны" решила перечитать. И вот открываю я первую книгу и прямо физически чувствую, что что-то не то. Раньше точно было иначе. Как минимум к спайсу все привыкли (если вы читали, конечно). А тут нет спайса. Тут даже Пола Атридеса нет, и отца его Лито Атридеса тоже нет. Есть Пряность, Пауль Атрейдес и отец его Лето. И вообще впечатление от книги несколько другое складывается.
А в конце книги я нахожу прекрасное. Там довольно много текста [для поста в дневичке], но я читала, и я смеялась. Так что сохраняю себе на память и вам, если не поленитесь. Особенно весело становится абзаце на седьмом, так что можете читать с него.


заметки переводчика

@настроение: У него ещё и блог есть, так пусть тоже тут будет. Ну, просто так.

@темы: читаю, цитаты, русский язык и культура речи, Павел Александрович Вязников

07:36 

Макс Вебер - Наука как призвание и профессия

Вопреки всему.
Немецкое слово "Веruf" может быть переведено и как "профессия", и как "призвание". На основании анализа протестантизма Вебер пришел к выводу, что эта двузначность термина "Beruf" не случайна: она вырастает из понимания профессиональной деятельности как божественного призвания и приводит к весьма существенным для европейского общества и европейской культуры последствиям. Поэтому мы для перевода "Beruf" используем оба указанных значения данного слова. - Прим. перев.

аннотация

Запись небольшого доклада, прочитанная просто для удовольствия (приятно, когда чьё-то мнение сходится с собственным). В докладе говорится о схожести и различиях науки и искусства,, о том, какими качествами нужно обладать, чтобы заниматься наукой, и о прочих разных вещах.
Если вкратце пересказать основное содержание, то преподаватель - не вождь, и не может (не должен) навязывать студентам свою личную позицию и отвечать на вопрос, почему важен предмет, который он преподаёт. На этот вопрос каждый должен ответить сам, причём ответ _предшествует_ деятельности. Сама наука ответов на подобные вопросы не даёт.
Но это вкратце, а по пути, как обычно, высказываются ещё разные интересные суждения (.

@темы: Максимилиан Карл Эмиль Вебер, читаю

08:24 

Джордж Рэймонд Ричард Мартин - Повести о Дунке и Эгге

Вопреки всему.
аннотация

"Межевой рыцарь", "Присяжный рыцарь" и "Загадочный рыцарь". 89 лет до "Песни льда и пламени".
Нормальные рассказы. Любопытный сюжет.
Если не фанат мира, то можно и не читать, потому что основная радость, всё-таки, от вплетения этих историй в уже знакомую историю мира. Впрочем, и от прочтения вреда не будет, рассказы самодостаточные. Так, время потратить.

@музыка: Сплин - Бездыханная лёгкость

@темы: читаю, Джордж Рэймонд Ричард Мартин

17:07 

Славой Жижек - Ирак: история про чайник

Вопреки всему.
Пытаясь объяснить странную логику работы сновидений, Фрейд приводил известный анекдот о чайнике:
1) я никогда не брал твоего чайника;
2) я вернул его тебе целым и невредимым;
3) чайник уже был дырявым, когда я взял его у тебя.

Та же самая логика, как утверждает в своей новой [на 2004 год] книге Славой Жижек, лежит в основе оправдания войны в Ираке: сначала мистическая связь между Аль-Каидой и Саддамом была превращена в угрозу для всего Ближнего Востока, а затем, непонятным образом, стала угрозой для всех и каждого (а для США и Великобритании в особенности). Когда же оружие массового поражения обнаружить так и не удалось, та же странная логика всплыла опять: "Действительно, пусть мы ничего и не нашли, но ведь есть ещё масса других причин для свержения такого ужасного тирана как Саддам..."

Книга "Ирак: история про чайник" анализирует то, что подобная несостоятельная аргументация пытается скрыть, одновременно выдавая с головой: действительные политические и идеологические причины нападения на Ирак. В своём беспристрастном анализе "дурной социальной совести" Запада, Жижек не оставляет камня на камне ни от беспомощного пацифизма, ни от ханжеского сочувствия "страданиям иракского народа".


Сначала я хотела закидать вас цитатами, огромным количеством цитат, которые вызвали у меня бурю восхищения. Но когда я почти всё перепечатала, случилась фигня и ничего не сохранилось, конечно же (благодаря моей привычке печатать недолговечные записи в блокноте). Поэтому без цитат.
Есть мнение, что Жижек - "автор водянистой, аморфной публицистики, составленной из наспех склеенных друг с другом психоаналитических интерпретаций в духе Лакана и эффектных фраз, призванных сигнализировать читателю о его "левых" и "радикальных" убеждениях, едва ли заслуживает титула "крупнейшего мыслителя наших дней", как презентирует его "Художественный Журнал". Мнимые достоинства творчества Жижека, превозносимые его переводчиками и популяризаторами, сводятся к умению смонтировать серию остроумных номеров-аттракционов, в результате которой читатель закроет книгу в убеждении, что она содержит революционные новации, но не будет в состоянии ответить на вопрос, в чем именно они заключаются".

Жижек - философ. Насколько я помню, большинству людей не нравится читать философов. Отсюда и слова о "водянистой, аморфной публицистике". Людям сложно следить за скачками мысли философа и видеть связующую нить повествования. Мне - легко (= У людей при диалоге со мной те же проблемы, что и при чтении философов: легко предположить, что с философами у меня полный порядок (.
Жижек действительно сигнализирует об _обоснованности_ радикальных и левых убеждений, убедительно их доказывает и приводит аргументы.
В то же время сам Жижек не поддерживает революцию, называя её чистым насилием, и говорит скорее, о "правильном" законе, когда закон сам ограничивает свою вседозволенность. Не могу сказать, является ли это руководством к действию или всего лишь "идеальным" исходом ситуации.

Но на самом деле, даже если не пытаться найти там цельное произведение с _одной_ повествовательной нитью, можно получить огромное удовольствие от пассажей, например, про демократию, в которой соперники должны принимать общие правила игры, согласно которым выборы признаются легитимными вне зависимости от того, была ли подтасовка результатов.
И что будет, если на демократических выборах победит антидемократическая партия? По мнению Жижека (и он подкрепляет это мнение примерами), в этом случае демократические лидеры решат, что народ ещё "не готов" для демократии, и следует отменить результаты выборов и пожить немного в авторитарном государстве, старательно взращивая демократию в сердцах людей.
Или, например, как вам мысль, что демократия даёт мечту ([кажущуюся] возможность) смены существующей власти на другую, лучшую, народоизбранную, и именно эта _мечта_ не даёт осуществиться действительной смене власти (перевороту, революции), потому что все верят, что "немного упорного духа Рождества и всё наладится само" (ну ладно, ладно, не совсем само, но законным путём)?
Или, например, о том, что сейчас принято говорить о неосуществимости утопий (вследствие нашего исторического опыта, когда утопия не_свершилась), но не является ли сама мысль о невозможности утопического государства - утопией в определённом смысле?
Есть пища для размышлений не только о демократии, кстати (=

Плюс описания событий 2004 года или не далёких от него очень хорошо накладываются на современную реальность. Пророчить будущее - не слишком лёгкое занятие, найти в прошлом обоснование настоящего - куда проще, поэтому очень полезно, находясь в настоящем, пересмотреть прошлое глазами его современника. Особенно если оно не столь уж от нас и далеко, а то в современном мире мы слишком легко забываем события даже годичной давности.

@музыка: Чёрный Лукич - Последняя война

@настроение: а это я так

@темы: читаю, Славой Жижек

15:51 

Оливер Сакс - Человек, который принял жену за шляпу

Вопреки всему.
Это истории из врачебной практики, а врач не может очень уж подробно рассказать, что происходит в сознании пациента, если у него нет достаточной общей знаковой системы, чтобы обменяться этим. Поэтому те, кто ожидает, что здесь будут трудности пациентов от первого лица, будут несколько разочарованы.
Но мне, во-первых, симпатичен подход Сакса:

«В узко понятой истории болезни нет субъекта. Современные анамнезы упоминают о человеке лишь мельком, в служебной фразе (трисомик-альбинос, пол женский, 21 год), которая с тем же успехом может относиться и к крысе. Для того чтобы обратиться к человеку и поместить в центр внимания страдающее, напрягающее все силы человеческое существо, необходимо вывести историю болезни на более глубокий уровень, придав ей драматически-повествовательную форму. Только в этом случае на фоне природных процессов появится субъект - реальная личность в противоборстве с недугом; только так сможем мы увидеть индивидуальное и духовное во взаимосвязи с физическим».


Ну и в-главных, несмотря на то, что некоторые Саксовы пассажи про гармонию или божественные откровения мне несколько чужды, это не отменяет главного - нам описываются (по мере возможности) люди, живущие не так, как мы, но тем не менее определённо обладающие самосознанием, а значит, считающиеся людьми.

Иногда это просто понять, но трудно представить:

«У Кристины нет слов для описания этой утраты, этой сенсорной тьмы (или тишины), сходной с переживанием слепоты и глухоты. Нет слов и у нас, у всех окружающих, у общества - и в результате нет ни сочувствия, ни сострадания. Слепых мы, по крайней мере, жалеем: нам легко вообразить, каково им, и мы относимся к ним соответственно. Но когда Кристина с мучительным трудом забирается в автобус, её встречают равнодушие или агрессия. "Куда лезете, дама! - кричат ей. - Ослепли, что ли? Или спьяну?" Что она может сказать в ответ - что лишилась проприоцепции?..»


А иногда легко представить, но невозможно понять. Например, когда он описывает людей, считающихся умственно отсталыми, но с потрясающей способностью к вычислениям. Можно только догадываться, как они воспринимают мир.

Это не развлекательная книга, не художественная, но изложенное в ней доступно для понимания не специалиста, даёт пищу для размышлений и доставляет удовольствие.

@музыка: Пилот - Звери

@темы: читаю, Оливер Вулф Сакс

15:50 

Alan Alexander Milne - Winnie-the-Pooh и The House at Pooh Corner

Вопреки всему.
Dedication
You gave me Christopher Robin, and then
You breathed new life in Pooh.
Whatever of each has left my pen
Goes homing back to you.
My book is ready, and comes to greet
The mother it longs to see -
It would be my present to you, my sweet,
If it weren't your gift to me.


Я вообще не верю, что существуют детские книги, чтобы совсем-совсем детские. Этого не может быть, потому что они написаны взрослыми людьми. Поэтому я бы посоветовала всем взрослым людям перечитывать детские книги.
Правда, не я одна это советую делать, и повальная мания увлечения детскими книгами мне совсем не нравится. Но время от времени можно и почитать Винни-Пуха для расслабления мозга (вместо очередной серии пони или Клубничной тревоги).

Удивительно добрые и нежные книги. И серьёзные, да.
Здесь вам и философия, и много эмоций (мне вот сейчас, когда после прочтения прошло очень мало времени, удивительно грустно от того, как всё закончилось), и взрослые задачи, и детские пути их решения.
Например, когда довольно взрослые игрушки (детьми там являются Ру и Тигра, постарше будут Пятачок и Пух, затем Кролик, Кенга, Иа и Сова (которая оказалась Филином), во всяком случае, так мне представляется их возраст) разбираются, нужно ли оставить Тигру в лесу после того, как он уронил (пусть и случайно) Иа в реку (а это очень опасно), приходит Кристофер Робин и на вопрос, что же им всем делать, отвечает: "давайте играть" (= И разборка неожиданно заканчивается (. Мне это и правда кажется очень хорошим способом сосуществования - просто не ругаться.

Хотя были, конечно, моменты, которые мной, взрослым существом, воспринимаются достаточно странно. Я и в детстве не очень понимала, почему Пятачок впадает в экстаз от вида синих подтяжек Кристофера Робина, когда Кристофер Робин снимает тунику,, а сейчас - чувствую себя испорченной - но это уж совсем неожиданно.

Что касается английского, то:
- моя скорость чтения на английском ужасающе меньше скорости чтения на русском, и это раздражает (хотя я, вроде бы, никуда не тороплюсь при чтении, но книга тянется куда дольше, чем можно было ожидать);
- если бы я случайно не спросила про предлоги в английском языке, которые должны или не должны стоять в конце предложения, то я бы куда больше удивилась всяким so off they came;
- огромное удовольствие от замечательнейшей игры слов, которой в Винни-Пухе полно (хотя без Олега Дьяконова, который приспособил эту книгу для чтения по методу Ильи Франка, у меня бы далекоо не всё получилось разгадать);
- и - просто для собственного удовольствия - нельзя не отметить, что в перевод я подглядывала по минимуму. Я молодец.

Книги замечательные и очень полезные для детей. А за Кристофера Робина я просто счастлива (хотя и говорят, что жилось ему не очень приятно после того, как книги были изданы и _каждый_ знал, что это тот самый мальчик, который очень любил своего игрушечного медвежонка), потому что самая лучшая сказка для ребёнка - это сказка _про_ ребёнка. Мне в детстве тоже такие рассказывали.

@музыка: Чиж - Рождён, чтобы бежать

@темы: читаю, Алан Александр Милн

10:11 

Элиезер Юдковский - Гарри Поттер и методы рационального мышления

Вопреки всему.
15:23 

Андрей Анатольевич Зализняк - О профессиональной и любительской лингвистике

Вопреки всему.
Откуда произошло, как появилось то или иное слово? Эти вопросы вызывают живой интерес у многих. В поисках ответа человек, далекий от лингвистики, нередко начинает строить догадки, основанные на случайном сходстве слов. Любительская лингвистика — не такое уж безобидное увлечение, как может показаться на первый взгляд. О типичных ошибках лингвистов-любителей и опасности дилетантского подхода к изучению языка рассказывает известный лингвист Андрей Анатольевич Зализняк. С его любезного разрешения редакция публикует расширенный вариант текста лекции, прочитанной в МГУ на Третьем фестивале науки.

Потрясающая лекция Андрея Анатольевича, пролившаяся бальзамом на мою душу, ставшая усладой моих ушей (эм, глаз?), утехой моего сердца. Лекция, как сказано в названии, о профессиональной и любительской лингвистике. О том, почему любительская лингвистика - это псевдолингвистика. Моих языкознанческих знаний не хватает на чёткую и последовательную аргументацию в спорах с псевдолингвистами, так я распечатаю себе эту лекцию и буду носить с собой на манер газового баллончика (вы, может, будете смеяться, но с ответом на запрет фотографирования в магазинах я так и поступила). Андрей Анатольевич прошёлся по всем основным заблуждениям псевдолингвистов.


Цитата - чтобы доставить мне удовольствие, а вам в качестве аннотации:

Истина достигается не точной наукой, а общественным согласием

- а если пройдёте по ссылке вверху и прочитаете эту прекрасную лекцию, узнаете много нового для себя и сможете насладиться тому, как тонко и убедительно-вежливо Антон Анатольевич раскатывает непробиваемым танком некоторые убеждения псевдолингвистов.

С псевдолингвистами, как и c не специалистами вообще, никогда не получится говорить на равных, это просто бессмысленно. Но теперь у меня есть коротко и грамотно (у меня-то с этим всегда проблема) сформулированные ответы для них.

@музыка: Пилот - Оранжевое солнце

@темы: читаю, русский язык и культура речи, Андрей Анатольевич Зализняк

06:46 

Джордж Рэймонд Ричард Мартин - Песнь льда и пламени

Вопреки всему.
Но не вся "Песнь...", а только Игра престолов, Битва королей, Буря мечей, Пир воронов и Танец с драконами. У меня ещё три книги-предыстории осталось, да и продолжение когда-нибудь выйдет.

Четвёртая книга невыразимо скучна. Это единственный недостаток цикла. Но без неё читать нельзя.

В остальном - шикарное произведение. Звание хорошего писателя от меня ещё нужно заслужить, а уж звание эпичного - и подавно, но Джордж Мартин смог. юКа как-то описывала свои впечатления от первых трёх серий [сериала]. Сначала я была с ней согласна, но на самом деле там нет жёсткого деления на положительных и отрицательных персонажей, нет противостояния Старков и Ланнистеров и вообще очень многого нет, что кажется в начале.
Правда, совершенно не понятны шутки насчёт Мартина, якобы он убивает всех своих более-менее положительных героев (а некоторых ещё и с особой жестокостью), но это же шутки, они и должны быть не понятны (=
Настоящее, полное удовольствие получаешь не после первой книги и даже не после второй, хотя это действительно интересно разворачивающиеся жизненные истории. Самый кайф начинается, когда камера сдвигается чуть-чуть вверх, и все эти жизненные линии складываются в общий узор. Вот что эпично. Восхитительная красота.

Но я решила отдохнуть, прежде чем читать предыстории. Перечитаю-ка я лучше Винни-Пуха, тем более, что я вам об этом не рассказывала (= Не, мне ведь и правда нравится читать Винни-Пуха, я не все истории читала из него.

@темы: читаю, Джордж Рэймонд Ричард Мартин

14:31 

Портрет Струйской

Вопреки всему.
Портрет Струйской

У меня в тетради по искусству и литературе записано, что портрет Александры Петровны Струйской кисти Фёдора Степановича Рокотова - один из лучших портретов XVIII века в русской живописи.

Николай Алексеевич Заболоцкий написал стихотворение "Портрет", в котором говорится именно об этом портрете:

Портрет

Кстати, раз уж мы о поэзии: я смогла сформулировать причины своей нелюбви к Пушкину. И к Есенину, и Заболоцкому, если уж на то пошло, и всем прочим. Они примитивны и наивны. Слишком просты. С их времени поэзия смогла очень развиться. Они, конечно, значимы для истории, но не привлекательны настолько, чтобы покоряли меня с первого чтения.
Впрочем, потом поэзия успела развиться ещё дальше, и скоро тех поэтов, которые нравятся мне, точно также не будет, если они, конечно, вообще ещё есть.

@музыка: Sex pistols - No fun

@темы: созерцаю, Фёдор Степанович Рокотов, Николай Алексеевич Заболоцкий, читаю

08:00 

Суд над Иосифом Бродским - Запись Фриды Вигдоровой

Вопреки всему.
Самостоятельное литературное произведение, карикатурное, под названием "Суд над тунеядцем Бродским". Произведение антиутопическое. Именно так смотрится запись судебного процесса над Иосифом Александровичем. Было бы очень смешно читать, не будь это правдой.

И интересная мысль:
Адвокат говорит о своем уважении к заседателям, но сожалеет, что среди заседателей нет человека, который был бы компетентен в вопросах литературного труда. Когда обвиняют несовершеннолетнего — непременно есть заседатель-педагог, если на скамье подсудимых врач, среди заседателей необходим врач. Почему же этот справедливый и разумный обычай забывается, когда речь идет о литературе?

@темы: читаю

09:50 

Илья Чёрт - Слипер и Дример

Вопреки всему.
Говорил Дример исподлобья, но чутко и с добрецой. А чуть что громкое да шебутное случалось, так и вовсе вздыхал: "Суета енто всё!" - и крякал уткой. Утки не обижались - мало, что ли, чудаков видали с верханутры?

- С верхотуры, наверное? - поправил меня Ёик. Букву "ж" он потерял при хоть и весьма странных, но вполне часто встречающихся обстоятельствах. В общем и целом, как говорится: место поднял - "ж" потеряла! В большой семье ушами не хлюпай!
- Не-е-е-ет, - отвечаю. - Верхотура - она сверху. А верханутра - она везде. И вверху, и внутри! О как, брат! Это ж вселенская распуть всея дорог!

Илья Чёрт написал книгу, чем-то подобную Алисам (в Стране Чудес и Зазеркалье), написанным Льюисом Кэрролом. Все, наверное, слышали, что Алисы - это логические задачки, шахматные партии и так далее. Ну, а вот Чёрт говорит, что с Слипере и Дримере спрятаны отрывки из древнейших описаний мироздания и серьёзнейшие практики по йоге и осознанному сновидению. Ну, и ряд других вещей.
Разница будет в том, что Алис детям читать можно, а Слипера и Дримера - если и можно, то потом придётся перечитывать, как мне когда-то Пелевина, потому что много взрослых шуток (для которых нужно иметь представление о школьном курсе истории и успеть просмотреть какое-то количество кинофильмов).

Посоветовать книгу к прочтению я не могу.
Чёрт получил своё просветление, но описывать, как оно есть, наверное, кажется ему слишком нудным и скучным (впрочем, приложение к его "Сказке о Прыгуне и Скользящем", как и его лекции - вполне серьёзные попытки что-то рассказать, пусть сумбурно, но так всегда и бывает, когда пытаешься описать суть просветления). Поэтому он решил описать через историю, чтобы читатель сам обо всём догадался. Идея неплохая, а реализация - явно не под мои запросы. Этот "язык детских грамматических ошибок" чрезвычайно труден для продирания сквозь него глазами. И дело даже не в верханутре (это как раз хорошо), а в псевдодетских именах, выбранных для знакомых лиц. Например, "Тутытам" для Бога (Вездесущий же). Может, хотел сбить пафос, но для меня - переюморил (а по количеству пародий и их качеству приравняю книгу к "Мифам" Асприна (которые я именно за эти самые пародии и не люблю), пусть даже здесь причины для такого художественного приёма были иными, нежели плоское высмеивание).

Удовольствие я получила [маленькое]. Но именно как высокоразвитое существо, способное понимать игру слов и уже знающее о том, о чём он пытается рассказать. Не знаю, что было бы, если бы я этого не понимала. Кстати, согласна я не со всем. Наверное, я любитель серьёзной литературы всё-таки. Как минимум, в моём окружении люди просто не разговаривают в такой манере, в которой разговаривают все персонажи. Так что читалось мне тяжело и долго.
Но лучше стала понимать самого Чёрта (спорный вопрос о необходимости этого понимания, но можно оправдать любопытством. Кумир молодёжи, всё-таки).


Больше всего мне понравился буквально один кусочек с описанием, что на самом деле происходит на "страшном суде". Заодно можете составить впечатление, каким языком написана книга:
если не посчитаете за спойлер того, о чём вы должны были узнать из книги сами (,

@темы: читаю, Илья Чёрт

15:47 

Сэм Харрис о сути атеизма

Вопреки всему.
главная